Идиот

Средняя: 5 (5 оценок)
Автор произведения: Евгения 祐子 Васильева
Автор публикации: Cyber
Описание:

Ты никак не могла понять, что у него на уме. Любил ли он тебя, когда вы вместе танцевали в клубе. Любил ли он тебя, когда ты встречала его, уставшего после тяжелого рабочего дня ужином, горячей ванной и теплой постелью в ответ на кучу изматывающих репетиций, тренировок, фото-сетов и пресс-конференций. Любил ли он тебя, когда ты отвечала "Всё в порядке, я понимаю" на его запоздалые сообщения об отъездах...

-A A +A

Ты никак не могла понять, что у него на уме. Любил ли он тебя, когда вы вместе танцевали в клубе. Любил ли он тебя, когда ты встречала его, уставшего после тяжелого рабочего дня ужином, горячей ванной и теплой постелью в ответ на кучу изматывающих репетиций, тренировок, фото-сетов и пресс-конференций. Любил ли он тебя, когда ты отвечала "Всё в порядке, я понимаю" на его запоздалые сообщения об отъездах... Ни разу за эти 2 года он не сказал тебе о том, что любит. Конечно, ухаживал он красиво, и все подруги тебе завидовали: «Надо же, ты, и "отхватила" такого прекрасного Джи». Ты и сама порой начинала сомневаться - он с тобой из-за того, что испытывает серьезные чувства, или ему просто так удобно? Да, ты знакома с его семьей, друзьями, он представляет тебя официально - своей девушкой, но... как бы глупо не звучало, тебе хотелось услышать три заветных слова, пусть и обесцененных в современном мире. Ты просто хотела их услышать. Услышать от него.
Заканчивался второй месяц его отсутствия - божество мировой известности требовало своих жертв... Сейчас он мирно спал в гостинице на другом конце света, а ты?.. Ты просматривала превью с концертов из Америки, Канады, Испании, Франции.
Трель телефона оторвала тебя от лэптопа. Ты без промедления взяла трубку:
- Привет, хорошая. Занята?
- Ты же знаешь, что для тебя я свободна в любое время суток... - да, это могло звучать унизительно, но любящий не знает гордости.
- Мне приятно это слышать,- грустно усмехнулся он, - я завтра возвращаюсь домой.
- О, я так рада! - воскликнула ты. - Я...
- Просто хотел, чтобы ты знала, - перебил он.
- Я позвоню, как приеду, - и Джи положил трубку.
Ты непонимающе посмотрела на телефон. Ну вот, опять... Ни "скучаю", ни "скорее бы увидеться"... Только "просто хотел, чтобы ты знала". Ну и что это значит? Просто отчитался, поставил галочку в списке обязательных для исполнения дел? Может, сделал это для успокоения своей совести? "Боже, Джи, за что ты так со мной?" - думала ты, а слёзы наполняли твои глаза. Ты же не горничная, не сиделка, чтобы эти два года просто, без чувств, ухаживать за ним, помогать, беречь, следить за тем, чтобы всё было в порядке...
Что делать, когда некому поплакаться?
Ты зашла на страничку блогеров, создала аккаунт и начала изливать чувства в безграничные просторы интернета.
"Джи, ты идиот. Ты - самый тормознутый из всех, кого я когда-либо встречала. Тебя я не интересую. А зачем, когда еда на столе, одежда выстирана и поглажена, а женщина в постели и готова ублажать тебя? Действительно, моя любовь ослепила меня. Она всегда мне говорила: "Успокойся, он с тобой, вот он живой, настоящий, он дышит одним с тобой воздухом, живет с тобой, значит, что-то есть в его сердце, не глупи, дура..." Может, мне стоило закатывать бурные истерики, чтобы вынуждать тебя на проявление чувств? Да нет, я не смогла бы... Я готова сделать всё, чтобы тебе было хорошо, я заигралась в это, я забыла о себе. Но теперь я поняла, что ты не зря никогда не говорил, что любишь меня, что скучаешь, что хочешь быть в данный момент со мной, а не за тридевять земель... Давно, когда всё только начиналось, ты вёл себя иначе. Или мне показалось? Хотя нет, ты всегда говорил то, что было у тебя на уме или в сердце. Поэтому ты молчишь, потому что не чувствуешь.
Знаешь, я хочу уйти. Я не могу быть бесчувственной, твоё безразличие ранит меня. В моей груди дыра размером с твою мишень для игры в дартс... Ты, возможно, заметишь, что что-то отсутствует в твоем доме, но не думаю, что сильно расстроишься. У меня теперь только одна проблема - как уйти? Как уйти, если всё мое сердце в этом доме, когда каждый уголок и каждая трещинка пропитаны моей кровью и потом? Как оставить тебя и жить в неведении, поел ли ты, закрывает ли одеяло твое тело полностью, стоит ли стакан с водой на прикроватной тумбочке? Порой я мечтаю быть ГаХо, чтобы ты везде таскал меня с собой....
Я не хочу навязываться и надоедать. Найми горничную, так будет лучше для нас обоих. Я люблю тебя."
На страничке фан аккаунта ты увидела сообщение от фанатки: " Внимание всем! Бэнги прилетают завтра рейсом NNNN в аэропорт N, выход N.
Ну вот, даже фанаты знают больше тебя...
Весь следующий день ты готовилась к его к приезду с тяжелым сердцем. Ты достала его домашнюю одежду, снова выстирала и погладила ее, приготовила ужин, подобрала его любимые соли для ванны, застелила постель его любимым бельем... Но в голове крутилось только одно - сегодня ты скажешь ему обо всём, что стало непосильным для тебя. И уйдешь. Хватит.
Вот зашуршал гравий под колесами автомобиля, вот хлопнула парадная дверь, вот заскрежетал ключ в скважине. Ты вышла в прихожую и услышала, что он не один. Его родители.
Они весело ввалились в квартиру, неся сумки в руках. Родители поздоровались с тобой, вошли в гостиную. Джи снял обувь, поднял на тебя глаза и улыбнулся:
- Ну, вот я и дома.
Ты вяло улыбнулась в ответ:
- Надеюсь, все прошло гладко, и теперь ты сможешь отдохнуть.
Он кивнул, взял тебя за руку и провел в гостиную. Джи кинулся к своим сверткам и стал доставать подарки и сувениры, предназначенные для родителей, друзей семьи, ближайших родственников. Ты недолго понаблюдала за ними и ушла на кухню, чтобы разогреть ужин и накрыть на стол. Терзаемая мыслями и занятая приготовлениями ты не заметила, как он зашел на кухню. Он приобнял тебя сзади, поцеловал в щеку и сказал:
- Я понимаю, что ты весь день готовилась к моему приезду, что ты торопишься с ужином ради меня и моих родителей, но... прервись ненадолго, прояви к ним уважение, посиди с нами.
Ты попробовала возмутиться:
- Но Джи...
- Просто пошли.
Ты покорно проследовала за ним обратно в гостиную и опустилась в кресло. Джи продолжал передавать родителям пакеты, свертки и коробочки, разъясняя, что, кому и с какими словами вручить. А твои мысли не давали тебе покоя: "Я вижу, как он относится к ним. Я вижу, как он заботится обо всех, как любит их. Неужели я настолько ничтожна, что за это время не смогла стать для него хотя бы каким-то подобием семьи?" В этот момент Джи, молча, улыбаясь, передал тебе сверток. Ты благодарно приняла его, развернула и достала оттуда красивую хлопковую пижаму. Ты изобразила радость на лице, поцеловала подставленную тебе щеку, еле сдерживая слезы обиды и горечи. "Да, он воспринимает меня только как некое многофункциональное устройство домашнего обихода и решил сменить чехольчик",- с помощью сарказма ты пыталась отвлечь себя.
Потом его мама помогла тебе накрыть на стол, вы поужинали, и Джи объявил, что родители сегодня заночуют в этой квартире. Ты кивнула с натянутой улыбкой, думая: "Значит, перенесем разговор на завтра".
Все разошлись по комнатам. Ты ушла в спальню, одела новую пижаму и легла в постель. Джи вернулся из ванной, сел на край кровати и сказал:
- Нам нужно поговорить.
Ты повернулась к нему и кивнула. Он начал:
- Мне кажется, что-то у нас неправильно. Ты так не думаешь?
Ты сглотнула, прокашлялась и начала бороться со слезами:
- Да, Джиён, я с тобой согласна.
- Тогда скажи мне, что не так.
Ты прерывисто вздохнула, но он даже не посмотрел на тебя. Его больше интересовала собственная пятка, которую он внимательно разглядывал и временами почесывал. Только ты открыла рот, он сказал:
- Нет, молчи. Я скажу.
Ты молчала. Он продолжил:
- Меня постоянно нет дома. Выходные очень редки, да и я чаще всего сплю или занимаюсь бытовухой в это время. Ты же все время сидишь дома, готовишь, убираешь, ждешь меня. Я зарабатываю деньги для оплаты за квартиру, продукты, иные мелкие расходы. Ты осуществляешь то, что с этим связано.
Пока он говорил, ты всё больше поражалась. Он сам не дал выйти тебе на работу, просил, чтобы ты занималась домом и им, да и в снобизме ты не могла его упрекнуть. А теперь возникало чувство, что сейчас он достанет счет и предъявит тебе его, заставляя вернуть все деньги, что он истратил. Джи действительно полез в одну из сумок, достал телефон. Потыкал что-то на экране и продолжил:
- Меня любит очень много людей. Сотни тысяч девушек мечтают переспать со мной, тысячи хотят хотя бы просто находиться неподалеку.
Повисло молчание. Ты наклонила голову, чтобы волосы закрыли лицо. Приглушенным голосом ты спросила:
- К чему ты ведешь этот разговор, Джи?
Не то, чтобы ты не знала ответа. Ты уже все поняла. Просто хотела убедиться.
- К финалу, - усмехнулся Джиён.
- Мне непонятно, как ты, та, которой выпало такое счастье жить со мной, ухаживать за мной, дышать со мной одним воздухом, - ты резко подняла голову, - и ты, ТЫ обзываешь меня тормознутым идиотом? - Он кинул тебе телефон. Была открыта страничка твоего свежесозданного блога.
- Но... как?
- Сынри нашел, - ответил парень.
– Зато ты умная, - продолжил он, не глядя на тебя, - ты не оставила никакой информации на страничке, ни фото, ни ссылок, ник незнакомый... Если бы Сынри не ввел в поисковике "Джи - идиот", я бы и не узнал о всех твоих чувствах. Или узнал, но не был бы к этому готов. - Теперь ты сама не могла смотреть на него.
- Хотя я всё ещё не готов к этому...
Он повернулся к тебе. Волосы снова скрывали твое лицо, скрывали слезы, бегущие по твоим щекам.
- Ну и что ты молчишь? - тихо спросил он.
- Мне... нечего добавить к тому, что ты прочел, - голос предавал тебя, но голову ты так и не подняла. - Там всё написано.
- Отлично, - выдохнул Джи. Что? Ты ослышалась, или он сказал "Отлично"??
- Нет, Джиён, не отлично, - рассердилась ты.
- Это ненормально. Это изнуряюще. Это опустошает. Это убивает жить с человеком, в котором ты не уверен - любит ли он тебя или просто ему так удобно. До поры до времени я радовалась твоему близкому присутствию, я привыкла к твоим ставшим редкими поцелуям и объятиям. Я привыкла, что только в сексе ты показываешь, что можешь быть нежным или страстным, только в постели ты можешь быть пылким и заботящимся...- ты подняла на него полные слез глаза.
Он спокойно встал, взял тебя за руку и потянул из спальни.
Отлично, может, он так и выгонит тебя на улицу в пижаме?
Но он резко остановился, встряхнул тебя за плечи и, глядя, в заплаканные глаза, произнес:
- Так вот, к чему я вел. Мы оба идиоты, - и он постучал в дверь спальни для гостей, где расположились родители. Мама открыла дверь, испугалась из-за напряженного сына и заплаканной тебя. Джи вошел в комнату, продолжая тянуть тебя за собой.
- Мама, папа, вы не зря приехали сегодня. Вот она, - кивнул он в твою сторону, - та, что 2 года стирала, готовила, убирала, ждала меня с работы и заботилась обо мне.
Он замолчал, сжал твою руку так, что стало больно. Но ты даже не попыталась выдернуть руку.
Сквозь зубы он продолжил:
- Я ни разу не говорил ей, что я ее люблю. А знаете, почему? - спросил он у встревоженных родителей.
- А просто потому, что сотни тысяч мечтают со мной переспать. Тысячи мечтают просто быть неподалеку. Я просто боялся, - вдруг сорвавшимся голосом произнес Джи, - что она всего лишь одна из них, из многих. Я выбрал отстраненность и отчуждение, в то время как должен был отвечать ей на ее проявления любви. Должен был элементарно благодарить ее за все, говорить, что скучаю, напоминать, что люблю,- он вздохнул, - Я не знаю, что она подумала, когда я начал быть холодным. Я не знаю, чего ей стоило любить меня, когда я не обращал на нее должного внимания. Я не знаю, что она могла подумать, когда сегодня я ей подарил эту несчастную пижаму, - он повернул тебя к себе и прикоснулся к подбородку, заставляя посмотреть на него. - Можешь выкинуть ее, изрезать, сжечь. Я не это хотел подарить тебе.
Он встал на колено, открыл появившуюся из кармана его брюк бархатную коробочку и протянул тебе:
- Я очень тебя люблю. Я обещаю, что каждый день, начиная с сегодняшнего, я буду доказывать тебе силу своих чувств, чтобы ты была уверена во мне. Пожалуйста, люби меня... и выходи за меня замуж.
Тишина заморозила комнату. Джи и его родители смотрели на тебя, ожидая ответа, и тут ты пробормотала:
- Надо поблагодарить Сынри за удачный запрос, - и упала без чувств.
Ты проснулась от того, что кто-то водил пальцами по твоему лицу. Вот палец коснулся лба, пошел ниже по носу, обвел по контуру губы. Ты разлепила глаза. Рядом лежал Джи. Он тепло улыбнулся и прижался к тебе.
- Выспалась?
Ты опешила:
- Что ты... ах, да. Что случилось?
- Ты упала в обморок. Врач сказал, что от нервного срыва, - он виновато отодвинулся от тебя, - видишь, что я с тобой сделал.
Ты хотела было протянуть к нему руку, но остановилась в нерешительности. Он залез к тебе под одеяло и обнял тебя.
- Ты не... Это в прошлом, - прошептала ты.
- Я люблю тебя, - сказал он.
- Я люблю тебя и хочу тебя всегда рядом. Только тебя. Ты моя, я тебя никому не отдам, - он поцеловал тебя в макушку и продолжил ребяческим голосом:
- Ты - моя птичка. Пусть слащаво звучит, но ты - птичка, и я тебя так буду называть. А чтобы ты была всегда со мной и не улетела ненароком на юг, я окольцую тебя. Согласна?
- Джи... я так отвыкла от тебя такого...
Он перебил тебя:
- Согласишься снова начать привыкать ко мне? Такому? Только я тебя все равно окольцую, - усмехнулся он, прижимая тебя ещё крепче. - Я люблю тебя.
Ты уткнулась носом в его грудь и прошептала:
- Джиен, ты - идиот. Конечно же, я согласна.
Он погладил тебя по голове, поцеловал в макушку и задумчиво произнес:
- Надо сказать Сынри спасибо.
Ты только улыбнулась, снова засыпая в руках любимого.

Трек: Telepopmusic – Don't Look Back
jack johnson – upside down

Комментарии