Помоги мне уснуть

Средняя: 5 (14 оценок)
Сказали спасибо: 7
Автор публикации: Michelle Youmans
Фэндомы: Исполнители, EXO, LuHan
Персонажи: Лухан/ОЖП
Описание:

У каждого человека есть свой ангел сна, прилетающий каждую ночь и отправляющий легким поцелуем в лоб к владениям Морфея. У Шин тоже он появился, и однажды она даже смогла его узнать получше. Но иногда следует оставаться в неведении, особенно когда правда совсем не такая, какую ты ожидаешь услышать, а сердце сгорает дотла, корчась от бессилия и желая только одного: последнюю пару часов рядом с ним.

-A A +A

Сегодня был понедельник, и я, как и всегда, решила лечь пораньше. Завтра снова на пары в университет, носиться с журналом посещений, собирать подписи преподавателей, ругать за опоздания студентов и вообще выполнять типичные задания старосты.

Порой это так надоедает, что хочется укрыться за толстыми стенами квартиры и плотной дверью своей комнаты с горячим чаем и пледом, укутавшись в него в ожидании приходящего тепла.

Сегодня небеса за окном были того насыщенного синего цвета, как акварельные краски моего брата, с похожим запахом фукарцина, которыми он любил разрисовывать все, что попадется на пути. Частенько его заносило в мою комнату, и в первую очередь страдали стены да одежда, что позже обнаруживались мной после набегов брата. Всегда удивлялась, почему именно синий? Не жёлтый, как звездочки, разбросанные по небесному полотну подобно драгоценным камешкам, ни серый, какими бывают тучи в хмурую или дождливую погоду, в которую только того и хочется, что спать. Он рисовал конкретно синим, объявляя, что это его любимый цвет.

Задумчиво собрав волосы в хвост, я забралась под одеяло, продолжая рассматривать небо сквозь прозрачное, порой кажущееся ненадежным, стекло. Бывало, ветер затягивался посильнее и дул что есть силы в мои окна, грозясь грохочущими рамами разбить его на осколки. Не скажу, что боялась, просто наблюдала из своей уютной кровати и думала о том, как поступлю, если стекло не выдержит. Брошусь ли к родителям или спокойно позвоню мастеру. Вот такие странные, непонятные мысли посещали меня в особенные мрачные дни, наполненные замкнутым одиночеством и сухой тоской.

Глубоко дыша и вытянувшись во весь рост, я наконец смогла ощутить то прекрасное расслабленное чувство, когда по телу пробегает дрожь, и приятное ожидание скорого сна. Я любила поспать и частенько, отключая по утрам будильник, снова засыпала, а потом, впопыхах собравшись, летела к сонной автобусной остановке, чтобы не дай бог не опоздать, иначе какой бы пример я подавала для остальных таких же любителей поспать? На самом деле раньше мне частенько приходилось писать объяснительные своим пропускам до тех пор, пока по воле случая не стала старостой. А все потому, что однажды заступилась за весьма нерадивого парня из параллельной группы, который опоздал на общую лекцию для потока лишь потому, что его поймали университетские громилы, пытаясь вытрусить из студента деньги. Куча мышц, а мозгов кот наплакал. А он был тихим и невзрачным и не мог постоять за себя, но когда парня отпустили и преподаватель отправил его к декану выслушивать лекции, как бы невзначай рядом с ним появилась я.

Не то чтобы мне хотелось прикрывать того, к кому никакого отношения не имею, но так уж вышло, что во мне просто переизбыток чувства справедливости с малых лет. А увидев из-за угла, как над бедным тихим студентом издеваются, я просто не могла смолчать! Забыв про просьбу куратора поговорить с преподавателем истории по поводу скорого фестиваля, я сразу же бросилась за мальчишкой, ведомая лишь желанием увидеть его облегченную улыбку, когда тот выйдет из кабинета декана, и слушала свое глупое сердце, наперебой с гордостью восхвалявшее в душе мой надуманный поступок.

С тех пор меня назначили старостой, думая, что все, что нужно отличному лидеру – это умение отличить вранье от правды и желание бороться за справедливость. Глупая правда, но перечить я не стала. Иногда неплохо быть кем-то более важным, чем другие, безликие и серые. Одинаковые.

Тяжело вздохнув, я прикрыла вдруг отяжелевшие веки и попыталась подумать о чем-нибудь приятном. Например, как отправляюсь в путешествие вокруг мира или изучаю какой-нибудь замечательный вид танцев! Даже, бывало, мечтала о том, как встречу молодого человека своей мечты, и он будет улыбаться только мне!

Однако неожиданно откуда-то повеял легкий ветерок, лизнувший мои щеки и пошевеливший антеннки волос на голове. Легкая дрожь скользнула по не прикрытым одеялом рукам, в тот же миг покрывшимся гусиной кожей. Мне хотелось открыть глаза, чтобы посмотреть и понять в чем дело, но я уже не могла этого сделать, а моего лба что-то коснулось. Еле теплое и нежное, что-то отдаленно напоминающее мягкие губы.

Проснувшись на следующий день, я все еще помнила ночные ощущения и никак не могла осознать, была ли это реальность или просто видение? Может быть, мне показалось, или напредставляла себе слишком многое? Но почему-то ощущение губ продолжало всплывать в памяти, а сердце то и дело ускорялось в груди, и я совсем не готова была ответить, по какой причине это происходит.

День прошел так же незаметно, как и остальные. Почти не раскрашен новыми красками, хоть на пару оттенков отличающими минуты, растворяющиеся в одинаковых делах. Настолько пустой и ненужный, как давно использованный цветочный горшок, выброшенный на помойку. Порой мне становится очень грустно, что эти дни не вернуть и что время продолжает тянуть меня за петлю, небрежно наброшенную на шею. Ее не стянуть, зато вполне можно задушиться заблаговременно.

Вторник. Ночь. А все по-прежнему одинаково, все то же небо того же цвета, и звезды, кажется, снова на своих местах. Я вытянула руку и попыталась представить, что касаюсь небесного тела. Так глупо и по-детски, а мне нравится, и плевать, что подумали бы другие.

За закрытыми дверями послышались крики. Родители снова ссорятся, а мне хочется сунуться под подушку и, затаив дыхание, как можно дольше мечтать о бесконечных днях счастья, заполненных только светлыми, кремовыми красками. Если так продолжится, то скоро придет младший брат. Залезет под одеяло и обнимет меня за талию, вжавшись личиком мне в живот и дрожа от беззвучных слез. Ему это тоже не нравится, и порой я хочу накричать на взрослых за безразличие к нашим чувствам.

Снова закрыв глаза, на этот раз решила помечтать о будущем, о ждущем меня в линиях приближающегося времени возлюбленном с ясными светло-карими глазами и широкой игривой улыбкой. Немного детской и озорной, такой, какую я люблю…

Зазвонил мобильный телефон, и, не открывая глаз, я приложила его к уху, на ходу принимая вызов. Это была моя близкая подруга, которая на данный момент пропадала дома за плотным одеялом с толстым шарфом, обмотанным вокруг худенькой шейки. Наверняка в ее хрупких пальчиках находилась широкая чашка с горячим чаем, отдающим лекарственными травами. Несмотря на простуду, она весело защебетала, рассказывая последние новости.

Поразительно, как она, оставаясь в пределах надоевших стен, знала всё обо всех! Но я никогда не задавала ей этого вопроса, просто мне было достаточно ее живости и веселости, которые не изменит никакая болезнь!

- Я тебе сейчас такое расскажу… - с задоринкой в голосе пропела девушка. Я привычно закатила глаза и легонько улыбнулась, приготовившись слушать очередную сплетню, что по ее мнению имела не абы какую ценность. – Ты знаешь такого мальчишку по имени Лухан? Он жил через три дома от тебя?

- Нет, - задумчиво пробормотала я, перебирая в памяти всех своих знакомых, что жили рядом или в соседних подъездах. – Не знаю такого, а что?

- Этот парень, как оказалось, был втайне влюблен в тебя! – воскликнула одноклассница восторженным голосом. – Представляешь? Но он никак не мог тебе признаться, потому что боялся, что ты отвергнешь его!

- Что за выдумки? – хохотнула я, искренне уверенная, что подруга просто решила пошутить надо мной, потому что ей частенько бывало скучно вечерами.

- Это правда, - обижено прогундосила она и сразу же поспешно добавила: - Но ты заранее не радуйся, этого парня уже нет в живых.

У меня в груди все похолодело. Я упрямо думала, что все это глупый розыгрыш, хотя и очень жестокий. Не уверена, способна ли подруга на такое, но, быстро сглотнув, я все же сумела грозно выдавить:

- Может, хватит нести всякий бред?

- Да я серьезно! – возразила девушка. – Понимаешь, этот мальчишка спасал какого-то мелкого, выбежавшего на дорогу за своим мячиком, и сам угодил под машину… Говорят, что скончался почти сразу, только и успел выдохнуть в собравшуюся вокруг толпу твое имя. А его маме потом передали это, и та расспросила друзей Лухана о тебе. Они и рассказали, что да как… Он часто думал о тебе и говорил, мечтал придумать очень оригинальное признание, чтобы ты не отказала ему! Ах, это так грустно…

- Мне кажется, ты сбрендила, - прошипела я и, не давая ей ответить, отключилась. Пока подруга не перезвонила, полностью выключила телефон и откинулась на подушки, плотно закрыв глаза.

Мое сердце неистово колотилось, тело покрылось гусиной кожей, а дыхание стало быстрым и тяжелым. Ну нет, я не стану верить в подобную чепуху! Бред же! Если бы он был влюблен в меня, я бы наверняка сумела это заметить…

- Лухан… - неосознанно произнесла я, и прежде чем одернуть себя, почувствовала резкий порыв ветра, открывший мое окно, с грохотом ударившееся о стену, и, мгновенно открыв глаза, с ужасом уставилась на склонившееся надо мной лицо полупрозрачного парня, ограненного странноватым золотистым сиянием. Он перевел на меня взгляд и ошарашенно застыл, открыв рот, а сияние вокруг него сменилось на фиолетовое.

- Т-ты видишь меня? – сипло протянул незнакомец, и я еле-еле качнула головой, которая словно приросла к плечам от страха.

Он взволнованно отшатнулся и, пару раз отрицательно покачав головой, с крайне испуганным лицом растворился в воздухе.

Стоит ли говорить, что в ту ночь я так и не уснула? Говорят, иногда уснуть помогает считалочка, максимум которую можно напевать в голове до полчетвертого утра, после чего хочешь-не хочешь, но уснешь. Так вот, со мной это не сработало. Я просто не смогла заставить себя погрузиться хотя бы в дрему.

Среда. Ночь. А мне даже страшно идти в свою комнату. Сердце трепыхается, будто раненная птица, а коленки трясутся так, будто кто-то специально сидит и дергает их там, заставляя меня нервничать еще больше.
Пришлось сидеть в ванной и думать о чем-нибудь светлом, нормальном, не параноидальном, как то, что я увидела прошлой ночью. Спать хотелось просто мучительно, но я не могла уснуть. Что бы ни делала, мне не удавалось этого. Я ела, читала, танцевала, обзвонила всех друзей, кроме своей ненормальной подруги, выучила задания, данные на дом в универе, даже несколько раз переписала списки в журнале посещений – все безрезультатно. Сна ни в одном глазу!

В конце концов я все же легла в кровать и закрыла глаза, чтобы хоть как-то провести время отдыха, и пока раздумывала над сюжетом недавно прочитанной книги, ощутила, как рядом снова подул ветер, но окно на этот раз не открылось, зато я резко поднялась на кровати, широко глядя перед собой и тут же замечая вчерашнего мальчишку. Теперь его сияние вновь было золотистым, и я пришла к выводу, что это, наверное, цвет его спокойной души или что-то вроде.

Уставившись на него, лихорадочно искала слова, но призрак и сам словно не мог поверить, что я вижу его. Мы рассматривали друг друга несколько минут в полной и напряженной тишине, пока он, смешно хмыкнув, не спросил:

- Значит, все-таки видишь меня?

- Угу, - только и ответила я, а у самой в голове строился план побега, даже если придется прыгать со второго этажа через окно!

- Откуда знаешь мое имя? – задал еще один вопрос парень, и я удивленно склонила голову, намекая, что не совсем поняла его. – Вчера. Ты назвала мое имя…

- Лухан? – ответила я, даже не успев толком обдумать, стоит ли вообще говорить со странным существом, но язык уже сработал, а парень довольно приятно улыбнулся.

- Да, так меня зовут.

Как-то моментально картинка начала складываться сама собой в моей голове. Значит, это был тот самый влюбленный мальчик, погибший недавно под колесами машины? Но почему тогда он здесь и что за странности такие, сидеть на моей кровати и склоняться к моему лицу?

- А что ты здесь делаешь? – решив не терять времени и спросить напрямую, протянула я. – Разве ты не должен быть на небесах?

- Должен, - пожал просвечивающимися насквозь плечами Лухан. – Но у меня еще есть время, около недели, до того, как я полностью исчезну…

- Время? Для чего? – и зачем я разговариваю с призраком? Наверное, у меня крыша окончательно съехала, и пора звонить доброй тёте в психушку, где всем рады в любое время суток.

- Я пока и сам не знаю. Мне сказали, вспомню через пару дней, а пока буду исполнять роль ангела снов, - просто ответил он, глядя на меня своими ореховыми глазами.

Не успела я спросить о том, что это за ангел такой, как призрак опустился рядом со мной на кровати и чуть подался вперед, проговаривая:

- Я тот, кто приносит сон, но прошлой ночью так растерялся, что забыл тебе его подарить. Ты же не спала, да?
Мне удалось сдержаться и не отпрянуть, словно под нос сунули тарелку мелконарезанного жгучего лука, вместо этого я пристально посмотрела на него и попыталась сделать нормальные выводы из всего, что, собственно, происходило почти в полночь в моей комнате. Но случившееся далее не просто шокировало меня, но и родило кучу вопросов в перетрудившемся мозгу. Лухан легонько толкнул мои плечи двумя указательными пальцами и, когда я плюхнулась спиной на подушки, устремился вперед, мимолетно коснувшись губами моего лба. После этого я, наконец, ощутила на веках ту свинцовую тяжесть, которая сваливается на людей, тяжело проработавших целый день без остановки, и, закрыв глаза, сразу провалилась в сон, напрочь позабыв и о призраке, и о собственных страхах.

Четверг. Утро. Я сидела в университетской столовой и томилась догадками о своих видениях. Был ли Лухан настоящим? Кто он? Тот ли парень, что хранил ко мне чувства?

Именно чтобы разузнать это, я попросила старосту группы, в которой учился мой странный новый знакомый, позвать ко мне его лучшего друга – О Сехуна.

Парень, как и ожидалось, пришел вовремя и уселся на стул прямо напротив меня. Озадаченно оглянувшись, он слегка подался вперед и практически скороговоркой проговорил:

- Я не могу здесь долго находиться, а потому скажу тебе то, что ты хочешь услышать. Мой друг и правда был влюблен в тебя и умело скрывал это. Ты, конечно, не обращала внимания, но он всегда наблюдал за тобой издалека, а потом тарахтел мне во все уши, что ты такая замечательная и необычная. Всего-то староста, которая всех строит… - закатил глаза он, и мне захотелось щелкнуть ему по лбу, несмотря на то, что мы и не были знакомы вовсе. – Но ему так и не удалось тебе признаться, пару недель назад он угодил под машину, спасая ребенка, и последним его желанием было чтобы ты узнала о тех чувствах…

На мгновение парень запнулся, а в уголках его темных глаз образовались слезинки. Я смутилась и опустила голову, чтобы он не понял, что я заметила эту слабость. Конечно же, он имел на нее право, ведь погиб его лучший друг, а меня он, скорее всего, видел как главное зло, потому что вместо того, чтобы жить полной жизнью, его друг все время болтал о какой-то там девчонке, а в итоге просто несправедливо рано ушел из жизней близких ему людей.

- Короче, - заключил Сехун, и я вновь посмотрела на него, с облегчением замечая, что слезинки пропали и опасность истерики миновала. – Не знаю, для чего ты все это затеяла, посмеяться захотела или просто утолить любопытство, но я считаю, что тебе не стоит больше никого расспрашивать о Лу, уяснила?

- Что? – открыла рот от удивления я, но парень уже встал со своего места и, одарив меня недовольным взглядом, пошел прочь, даже не соизволив оглянуться.

В итоге я чувствовала себя едва ли не главным виновником смерти незнакомого мне парня. Что я должна была предпринять и как поменять о себе мнение? Да и стоит ли это делать, когда тебя упрямо считают самовлюбленной грымзой-старостой.

Этой ночью, я уже приготовилась и в тишине дожидалась появления своего призрака. Привычный ветерок предзнаменовал, что Лухан явился, и мне удалось открыть глаза до того, как его пухлые губы коснулись моего лба, чтобы отправить меня в очередной сонный нокаут. Нетушки, не дождетесь!

- И все-таки, кто ты такой? – с подозрением спросила я, останавливая уже склоняющегося надо мной бледного ангела-призрака или еще какого-нибудь мистического персонажа. Мне уже и самой трудно было воспринимать это все за реальность.

- Сказал же, не знаю. Только имя помню, - совсем не смутившись вопроса, ответил тот и якобы устало провел ладошкой по лицу. – А еще меня почему-то неудержимо сюда тянет…

- Может, дело в твоей прошлой жизни? – осторожно намекнула я, закусывая нижнюю губу и наблюдая, как заинтересованно взметнулись ко мне его светлые глаза. – Ну… Может быть, ты знал меня раньше?

- А ты? – тихо спросил он. – Знала меня?

- Нет, - честно призналась я, сильнее натянув свое покрывало. – Но я узнала кем ты был, хочешь расскажу?

- Не хочу, - мотнув головой, Лухан улыбнулся и вновь потянулся ко мне, чтобы поцеловать в лоб, но я, уклонившись, вытянула ладони, которые на секунду коснулись поверхности его прозрачной груди, а потом утонули в ней, пройдя насквозь. – Ах! Странно… Я могу чувствовать тебя…

- Знаю, - пробормотал парень и, чуть помедлив, все же отклонился. – Это вторая странность, связанная с тобой. А еще ты видишь меня, другие люди своих ангелов не видят…

- Может, это потому, что я тогда произнесла твое имя? – предположила я, исподлобья наблюдая за его озадаченным лицом и думая, как бы аккуратнее сообщить ему новость о несбывшейся любви к моей персоне. Может, тогда он сможет спокойно исчезнуть?

- Может, - пожал плечами Лухан и, не дав вставить и слова, мгновенно устремившись вперед, поцеловал мой лоб. Знакомое чувство ужасной сонливости накрыло меня подобно цунами, и лишь губы успели глухо выдохнуть: «Просто вспомни, кого любил…»

Пятница. Вечер. Уткнувшись в окно, я мысленно перебирала в голове возможные варианты разговора, чтобы натолкнуть Лухана на мысль о его влюбленности при жизни. Почему-то мне очень хотелось помочь ему вспомнить. Возможно, потому что немножечко это льстило и ускоряло сердцебиение, когда думала о выражении его лица, если он узнает. А с другой стороны он остался потому, что должен сделать признание, и тогда все его дела будут завершены. Но почему именно ангел сна? Он мог быть кем угодно, но стал тем, кто помогает мне уснуть…

- Лухан, - тихо обронила я в тишину комнаты, и уже спустя пару секунд рядом возник призрачный парень, глядя на меня своими ореховыми глазами и светясь золотистыми переливами.

- М? – спросил он, складывая руки на груди и очень напоминая обычного живого человека.

- Ты что, можешь появляться в любое время? – удивленно спросила я. – Стоит мне просто позвать?

- Только с девяти до полуночи, - хмыкнул он в ответ и указал на часы: - Сейчас половина десятого, не пора ли тебе спать?

- Мог бы и раньше сказать, - обижено протянула я и, поднявшись со стула, перебралась в постель, укрываясь одеялом для удобства. Лухан присел рядом и уже потянулся, чтобы в очередной раз послать мне яркий сон, как я отклонилась и пробормотала:

- Не хочу так сразу. Расскажи мне сказку какую-нибудь.

Парень удивленно поднял брови, но не найдясь что ответить, задумчиво отвел взгляд в сторону, якобы вспоминая интересный рассказ.

- Давай расскажу тебе о шелковом острове? – обратился ко мне парень и, увидев мой утвердительный кивок, завел свою речь: - Если смотреть с Моранбона на реку Тэдонган, то на самой ее середине можно увидеть остров, похожий на полумесяц. С горы он кажется плывущей по воде лодкой. Плакучие ивы по его берегам, низенькие крестьянские хижины, грядки с желтыми, синими и белыми цветами капусты, листья редиски, стрелами расходящиеся в разные стороны, - все это вместе издали можно принять за вытканный искусно ковер, играющий множеством красок. Пейзаж так красив, что кажется вышитым на шелку, потому и прозвали свой остров жители Шелковым…

Я заинтересовано вытянула шею, наблюдая за движениями рук парня, который так проникся историей, что начал все это изображать с помощью ладоней, от пальцев у него исходили светящиеся линии, из которых складывалась причудливая картинка острова в форме полумесяца. Он так сверкал, что я заворожено уставилась на это чудо, не в силах поверить в реальность происходящего.

А Лухан тем временем продолжал, и с каждым его словом я не могла избавиться от странного чувства, расползающегося в душе. Ощущения волшебства, сказки, которую нес в себе мой странный призрак.

Рассказ оказался грустным, но я была так увлечена тем, как говорил Лухан, что почти не расстроилась, потому что парень поспешил рассказать мне смешную историю о черной глупой кошке, умеющей понимать человеческий язык. Позже я начала задавать разные вопросы, и он поведал мне о многих чудесах, что происходят в мире. Рассказал, что днем, когда люди бодрствуют, ангелы сна могут летать там, где им захочется, и он любит наблюдать за всем, что происходит вокруг, слушать чужие рассказы, бродить среди людей в музеях или библиотеке.

- Разве тебе не скучно? – наконец спросила я, с искренним восторгом глядя на призрачного парня.

Он ласково улыбнулся и покачал головой:

- Нет, это очень интересно.

- Тогда не мог бы ты каждую ночь рассказывать мне что-то новенькое? – закусив губу, неуверенно пробубнила я, и Лухан согласно кивнул:

- Конечно, если мой человек того хочет, я только «за».

При словах «мой человек» сердце екнуло, а дыхание сбилось. Выдавив улыбку, я пристально смотрела на склонившееся надо мной лицо Лухана и всей кожей чувствовала мягкие губы. Сегодня я засыпала с особенным чувством покоя и чего-то еще, теплого, приятного, сладкого, как утренний свежезаваренный чай с сахаром.

Суббота. Вечер. Уже как полтора часа я слушая одну за другой истории Лухана о песчаных мачтах, о скале Чхонню, о феях с алмазных гор… Все, что он произносил, превращалось для меня в необычайно красивую песню и я спешила мечтать так же, как это делал он. Мне хотелось, чтобы мои глаза горели так же, как глаза парня, так сильно желающего жить.

Изнутри меня глодало чувство жалости и бесконечного тепла по отношению к нему. Словно завязала веревку под теми воспоминаниями, которые знала и о которых боялась говорить. Что, если он исчезнет? Что, если навсегда испарится из моей жизни?

Смотрела на него, терзалась неизвестным, пока в комнату не вошел мой младший брат. На пухлых щечках были слезы, а значит, родители снова ругаются. Обняв его за шею, помогла залезть ко мне под одеяло. Иногда в такие вечера он любил засыпать рядом, зная, что, в отличие от старших, я не брошу его.

Я посмотрела на Лухана и улыбнулась, он тоже улыбнулся мне, а сердце нервно дернулось под воздействием неизвестного чувства.

Внезапно моя ладонь наткнулась на что-то твердое, зажатое в руке брата. Вопросительно взглянув на мальчика, я подождала пока он вытянет руку и откроет пальцы, обнаруживая маленькую баночку с синей акварельной краской.

- Зачем ты взял ее с собой? И почему именно синюю? – изумленно спросила я, а мелкий, виновато опустив голову, пробормотал:

- Когда-то мне ее подарил один мальчик… Он приходил к нам и сказал, что это тебе, но мне так понравились краски, что он решил их оставить мне, а вместо этих купить новые. Еще сказал, что синий цвет приносит счастье и исполняет мечты…

- И ты поверил в это? – с легкой улыбкой спросила я и, тут же опомнившись, добавила: - А кто был этот мальчик?

- Его имя переводится с китайского как «олень», но я не помню точно… Так он сказал. А еще хотел поблагодарить за твою помощь. Сказал, что ты заступилась за него...

Я взволнованно подняла голову к застывшему Лухану. Его лицо стало совсем бледным, а золотистый цвет сменился снова на фиолетовый.

- Олень… - одними губами выдохнул он и мгновенно исчез, забирая с собой всякую надежду на быстрый сон. Но я бы и с поцелуем не смогла уснуть, потому что мое сердце билось слишком быстро, а возбуждение прошило вены, заставляя нервно вдыхать комнатный воздух и с широко открытыми глазами пялиться на то место, где только что был парень.

Воскресенье. Ночь. Сколько бы ни звала его, он не приходил. Чем дальше, тем хуже. Отчаянье и угрюмая душевная стужа. Сегодня рядом со мной снова примостился брат и уже крепко спал в то время, когда я не находила себе места, крутясь в разные стороны.

Я волновалась о Лухане, мое сердце больно сжималось от одной мысли, что больше не увижу его. Секундная стрелка подходила к концу и начинала путь снова, минута за минутой, час за часом. Сон не приходил, и ко всему прочему добавился страх пожизненной бессонницы. Что, если я больше никогда не смогу спать? Где мой ангел сна?

- Лухан, - снова выдавила я, и на этот раз послышался знакомый треск рам, в которые рвется ветер, а мое дыхание участилось. Приятная щекотка скользнула по коже от легкого сквозняка, и представший передо мной Лухан разбил вдребезги все печали. Подскочив на кровати, я рванулась к нему, но вовремя остановилась, вспоминая, что не могу коснуться его.

Парень с грустной улыбкой смотрел на меня и выглядел не самым лучшим образом. Он был слишком бледным и измученным на вид.

- Прости, что пришел так поздно, - хрипло произнес он, и я поспешно замотала головой, чтобы разубедить его в напрасном сожалении.

- Все в порядке! Я просто немного волновалась!

Мой взгляд сам по себе механически выхватил зеленые цифры на электронном циферблате 11:55. Почти полночь.

- Мне нужно уходить, - прошептал парень, и его лицо стало еще более грустным. – Я вспомнил вчера, и теперь мне пора уходить…

- Нет, - быстро пролепетала я, медленно качая головой. Глаза щипало от подступающих слез, а губы дрожали от неминуемой истерики. – Я не хочу, чтобы ты уходил. Прошу тебя…

- И я не хочу, - снова вяло улыбнулся Лухан и, приблизившись, взглянул мне в глаза: - У меня было слишком мало времени, чтобы вспомнить. Всего неделя, чтобы стать твоим «Оле-Лукойе».

Парень спрятал глаза в ладони и судорожно вздохнул:

- Я даже не успел тебе рассказать эту сказку…

От его голоса, от вида, от болезненной эмоциональности на моих глазах появились слезы. Я совсем не знала этого парня, я просто помогла ему когда-то, а он так беззаботно влюбился… Но жизнь иногда подобна линейке, которая ломается в самый неподходящий момент… Его линейка так несправедливо сломалась, как и совсем неокрепшие свежие чувства в моем сердце.

- Ты мне расскажешь ее… - уверенно прошептала я, больше всего на свете желая обнять Лухана. И когда он снова посмотрел на меня, пробормотала: - Сейчас я усну и ты мне расскажешь ее, хорошо?

Парень изогнул бровь, но вместо ответа только утвердительно кивнул. Выдавив из себя улыбку, я легла обратно, откинувшись на мягкую подушку и одной рукой обнимая брата. В моей голове молниеносно проносились мысли, я так много хотела ему сказать, но времени ужасно не хватало. 11:57. Кажется, сердце сейчас остановится от боли, раздирающей меня на мелкие частицы. В порошок. В бесследность. Пустоту.

Грусть заполнила сознание, но я не могла сказать ему об этом. Не хотела теребить и без того страдающую душу. Вместо этого, еще раз взглянув на него, закрыла глаза и просто тихо произнесла:

- Я бы полюбила тебя, Лухан. Кажется, уже тебя люблю.

- Я еще не рассказал тебе сказку, - надтреснутым голосом произнёс парень, а всегда сопровождающий его ветерок мягко коснулся моих волос. Мне было страшно открыть глаза, казалось, что если я это сделаю, то больше не увижу своего призрачного ангела. – Одна минута…

Органы скрутило в узел, а слезы неутомимым потоком слетали со щек утопая в ткани моей ночнушки. Виски сжало тугой нитью, и монотонная боль распространилась по всему моему существу. Я не хотела, чтобы он уходил, но знала, что времени нет.

- Помоги мне уснуть… - прошептала в тишину и услышала тихое: «Хорошо».

Я ожидала, когда теплые губы коснуться моего лба, затаила дыхание и крепко сжала веки. Но совсем не ожидала, что губы Лухана прижмутся к моим губам в быстром и напористом поцелуе. Не успела сделать вдох, потому что спешила ответить, чтобы он понял, чтобы почувствовал, чтобы ощутил. Что он тоже мне стал дорог.

Полсекунды и, кажется, я потеряла сознание, потому что ничего, кроме темноты, больше не помнила.

Понедельник. Утро. Звонок в дверь заставил меня ускориться с одеванием, и, подхватив сумку, я бросилась вниз по ступеням, застав родителей, завтракающих за одним столом. Давно такого не было, а брат, кажется, радовался больше всех. И когда он только проснулся? Удивляться не было времени, пожелав всем приятного аппетита, я поспешно открыла дверь и увидела на пороге полностью выздоровевшую подругу.

- Ну ты и копуша! Я тебя заждалась! – хохотнула она.

- Я снова проспала… Такое ощущение, будто сутки перед этим не спала…

Одногруппница закатила глаза и покрутила пальцем у виска:

- Снова дорамы до ночи смотрела? Или как всегда пялилась в окно, мечтая о принце?

Я не ответила и обиженно надула губки, складывая руки на груди. Иногда она была просто невыносимой, но как бы там ни было, подруга есть подруга, что с нее возьмешь. Поэтому уже через пару минут я ей рассказывала о том, как мне было неудобно спать рядом с братом, что постоянно вертится во сне.

- Ох, Шин! – девушка внезапно застыла на месте и взволнованно поглядела на меня. – Помнишь, я тебе рассказывала о парне, Лухане? Ну, тот, что погиб?

- Каком парне? – искренне недоумевала я. Все, что помнила, так это наш последний разговор в прошлый понедельник, и ни о каких парнях подруга мне тогда не рассказывала…

- Ты что, не помнишь? Серьезно? – обалдело протянула девушка. – Ну ты даешь. А я тебя обрадовать хотела, думала, ты расстроилась, да еще и накричала на меня!

- О чем ты вообще говоришь?

- О том, что тот парень жив, представляешь? Мне сказали, что он сразу погиб, но это не так! Он жив! Был в коме, а сегодня очнулся, но его друзья решили попугать остальных. Боже, ну какие придурки, а? – возмущенно затараторила подруга. Я лишь устало отмахнулась и побрела вперед, раздумывая над сегодняшними делами. Надо было много чего сделать, но когда до меня донеслось знакомое имя, я почему-то резко остановилась, вглядываясь в лицо одногруппницы:

- Как ты сказала его зовут?

- Лухан, «олень» в переводе с китайского! Помнишь я говорила, что он в тебя влюблен?

- Ты не говорила… - протянула я, но перед глазами всплыло странно знакомое лицо молодого симпатичного парня с ореховыми глазами.

- Просто ты как всегда меня не слушаешь, - озадаченно пожала плечами та и, подхватив меня под руку, заново поведала мне историю о парне, спасшем ребенка и таившем в себе теплые чувства ко мне, о которых я вроде как не знала, но которым дико обрадовалась, сама не знаю почему.

Комментарии