Хочу целоваться

Средняя: 4.9 (17 оценок)
Сказали спасибо: 2
Автор публикации: Michelle Youmans
Фэндомы: Исполнители, EXO, DO
Персонажи: До Кёнсу/ОЖП
Описание:

Хан Ёри должна пройти медицинскую практику в одном из мужских колледжей, прежде чем получит диплом об образовании. Однажды к ней забегает парень и набрасывается с поцелуями, а после объясняет, что таким образом проявляется его болезнь - басорексия. Девушка решает помочь подростку и назначает ему курс психологического лечения, который, вроде как, должен был избавить парня от странного недуга, но...

-A A +A

Сезон дождей в этом году начался необычно рано. Стекла окон то и дело запотевали от теплого воздуха изнутри и холодных капель снаружи, разбивающихся о прозрачную поверхность. Деревья уже скинули свою одежду из листьев и готовились примерять ледяные корочки приближающейся зимы. Казалось бы, эта пора навевает скуку и плохое настроение, но Хан Ёри чувствовала себя вполне бодрой и готовой к новым свершениям.

Ей оставалось каких-то полтора месяца, прежде чем практика в мужском колледже закончится и она сможет устроиться на нормальную работу с высокой зарплатой. А пока приходилось выслушивать психологические проблемы молодежи, которые, в основном, заключали в себе отсутствие отношений с девушками, самобичевание, жуткую закомплексованность и прочую подобную чепуху, что любят себе накручивать мальчишки в подростковом возрасте.

Однако была как раз пятница, и, как ни странно, никто не заходил, чтобы переложить проблемы с больной головы на здоровую, а Ёри становилось скучно оттого, что пришлось считать уходящие минуты по часам и перебиваться играми на мобильном телефоне.

Тяжело вздохнув, она решительно поднялась со стула и подошла к зеркалу, разглядывая свое худое бледное лицо и собранные в высокий хвост темно-русые волосы. Сегодня девушка не стала краситься, потому что проспала, и это было довольно удивительным явлением, ведь Ёри просто ненавидела куда-либо опаздывать, а уж тем более на работу. Но это утро отличалось от остальных, потому что будильник сломался, у соседа сверху, что всегда будил ее утренней зарядкой, от которой ходила ходуном вся квартира, был выходной, а за окном тарабанил дождь, вызывая жуткую сонливость.

Оттягивая щеки, девушка скривила рожицу и не заметила, как дверь кабинета резко распахнулась, а на пороге застыл парень, выражение лица которого вызвало у Ёри легкий испуг. Широко открытые темные глаза, плотно сжатые пухлые губы в форме сердца, быстрое неутихаемое дыхание и странная маниакальность во взгляде.

Не успела брюнетка и рта раскрыть, как незнакомец преодолел разделявшее их расстояние в каких-то два шага и с силой впился в ее губы жадным поцелуем. Ёри шокировано онемела, рассматривая приближенные закрытые глаза студента, его чуть дрожащие ресницы, и пыталась сообразить, что же делать. Поцелуй становился все настойчивее, и к своему ужасу девушка осознала, что ей нравится это дикое, необузданное ощущение волнения и желания ответить мальчишке. Но разум твердил, что она должна оттолкнуть его, не давать повода думать, будто ему все позволительно, а поэтому брюнетка с усилием пихнула незнакомца, заставляя отпрянуть и быстро попятиться.

- П-простите, - выдохнул тот, смущенно накрывая рот ладошкой и отворачиваясь. Его широкие плечи ссутулились, обнаруживая внутреннюю неуверенность парня.

- Ты совсем, что ли, обалдел? – воскликнула Ёри, злобно глядя на спину студента и думая, что, в общем, он не сделал ничего ужасного, только вот это не входило ни в какие моральные рамки, а она, как девушка гордая и независимая, должна отстоять свое достоинство, не позволяя каким-то мальчишкам целовать ее, когда вздумается!

- Простите, - повторил парень, медленно разворачиваясь к ней лицом. – Понимаете, я сегодня забыл дома своего щенка и еле-еле держал себя в руках. Но когда начался этот… припадок, решил побежать в медпункт, а когда увидел вас… Не знаю, что на меня нашло. Это как будто какое-то заклинание, когда невозможно контролировать тело.

- О чем ты говоришь? – поморщилась Ёри, глядя на него как на совершенного психа. – Ты выпил алкоголь? Обкурился? Ударился?

- Нет, - замахал руками парень. – Я просто болен. Это называют басорексией, что подразумевает постоянное желание кого-то целовать. Раньше мне удавалось бороться с этим, но позже, после одного случая, когда не удержался и поцеловал свою соседку, мне пришлось искать другие варианты, и я купил себе щенка, чтобы его целовать, вместо людей. Но сегодня забыл его дома…

- Щенка? Разве в колледж разрешают приносить животных? – с сомнением спросила девушка, глядя на совсем расстроенного студента.

- Это игрушечный, - еле слышно выдохнул тот и тяжело вздохнул, еще больше склонившись вниз.

Ёри рассматривала его худосочное тело, красивые глаза и губы, шелковистые черные волосы и думала, что ему очень не повезло с этой болезнью. Она ничего не слышала о басорексии, но тем не менее поверила мальчишке и, когда он, несколько раз извинившись, хотел покинуть кабинет, негромко позвала его, заставляя вопросительно посмотреть себе в глаза.

- Приходи завтра, я попробую помочь тебе.

Мальчишка сначала оторопело открыл рот, потом расстроено отвел взгляд, а затем, вскинул голову, улыбнулся и, низко поклонившись, сказал:

- Большое вам спасибо! Меня зовут До Кёнсу, и я буду счастлив, если вы сделаете это для меня.

Девушка, улыбнувшись, кивнула и проводила взглядом его спину, после чего снова опустилась на стул и уставилась в окно, глядя, как капли полосуют стекло неровными линиями. Губы все еще горели от внезапных сильных поцелуев, а сердце запоздало ускорилось, давая понять сознанию, что странное нападение оставило свой отпечаток, только пока что, к счастью, малозаметный.

На следующий день Ёри нетерпеливо мерила кабинет маленькими шажками, коротая время до того, как на ее пороге снова появится необычный юноша. Всю ночь девушка просидела за ноутбуком, перерыв едва ли не весь интернет в поисках хоть каких-то заметок об удивительной болезни. Ей мало что удалось узнать, но по крайней мере она поняла, что басорексия напрямую связана с психикой человека и, чтобы устранить этот недуг, надо устранить психологический барьер в сознании парня. Что-то заставляет его быть таким, старая травма или самовнушение чего-либо. Так или иначе, вся проблема в голове, и, чтобы найти ее, Ёри должна была поговорить с Кёнсу и выяснить, о чем он думает на самом деле, раз страдает от подобной болезни.

Парень появился после пар и, зайдя в кабинет, несколько раз поклонился, крепко сжимая в руках рюкзак с курточкой. Он осторожно положил вещи на свободный стул и, приглашенный жестом девушки, уселся напротив нее, быстро сглатывая нежеланную слюну. Ёри взяла еще один стул и подвинула поближе к нему, заглядывая парню прямо в глаза. Кёнсу опустил голову, не в силах удержать ее взгляд, но девушка ласковым движением коснулась его подбородка и заставила посмотреть на себя.

- Думаю, прежде всего, дело в твоей неуверенности, - протянула она, беззастенчиво рассматривая впалые щеки, большие глаза, пытливо приоткрытые губы студента. По ее телу пробежала неожиданная дрожь, когда лицо мальчишки стало непроницаемым, а взгляд твердым, что тут же опровергло ее предположение.

- Я уверен в себе, - негромко произнес Кёнсу и, перехватив ее ладонь, сжал в своей руке. Девушка непонимающе уставилась на него, не зная, что сказать, а губы студента вдруг расплылись в ленивой улыбке. – Это вы не уверены насчет моей болезни.

Вздрогнув как от пощечины, Ёри резко вырвала свою ладонь и смерила его строгим взглядом.

- Тогда что же ты не лечишь ее, раз знаешь, в чем проблема?

- Потому что не считаю это нужным пока что, - пожал плечами Кёнсу, и девушка, отшатнувшись назад, молчаливо смотрела в его устремленные прямо на нее глаза. Сердце сразу же заколотилось в груди от вспыхнувшего волнения, а разум лихорадочно искал ответ на один-единственный волнующий ее вопрос: каким образом он так быстро меняется в характере? Пять минут назад еще неуверенный мальчишка, а сейчас едва ли не нагловатый хам, знающий, что ему нужно от всех и каждого.

- Что с тобой? – наконец выдала Ёри, облизнув пересохшие губы. Кёнсу странно пошатнулся, глядя на ее рот, наверняка заметив последнее движение девушки, а затем чуть подался вперед, но вытянутая перед собой рука брюнетки заставила его остановиться на полпути. – Держи себя в руках, умник. Ты же так уверен в себе, так что же не можешь сдержать свою тягу к поцелуям?

- А кто сказал, что я хотел вас поцеловать? – хитро изогнув бровь, спросил парень и откинулся обратно на спинку стула.

Ёри досадно закусила губу и, удерживая себя от резких слов в адрес психанутого студента, потянулась к бумагам на столе, но когда пыталась вытянуть один из листов, чтобы написать медицинское заключение и послать его куда подальше, не желая более помогать наглецу, ее палец скользнул по краю бумаги, и через секунду девушка почувствовала несильное жжение.
Она поднесла палец к глазам и увидела тонкую полосочку, уже окрашивающуюся кровью.

- Вот блин, порезалась… - прохрипела брюнетка и хотела было встать, чтобы взять в аптечке бинт, но Кёнсу неожиданно ловко перехватил ее кисть и, потянув на себя, захватил губами раненый пальчик.

Ёри стыдливо потупила взгляд, почувствовав, как терпкий язык коснулся ее кожи. Вспыхнув, она дождалась, пока парень закончит, и, отступив от него, потянулась к аптечке, сразу же доставая бинт.

- Спасибо, но не стоило этого делать. К тому же, это не очень-то гигиенично.

- Вы что, боитесь моих микробов? – Кёнсу стал позади нее, и девушка ощутила его дыхание, от которого волоски на ее затылке встали дыбом. Он был похож на какого-то малолетнего маньяка, набрасывающегося с поцелуями, притворяющегося невинной овечкой, а затем, полностью запутав жертву, загонявшего ее в тупик, где ждала неминуемая гибель.

Но Ёри не хотелось, чтобы этот студент решил, будто она глупая девчонка, надумавшая себе невесть чего и, делая вид, что жутко устала, подошла к двери шкафа, где висело ее пальто.

- Знаешь, думаю, сегодня у нас ничего не получится, поэтому давай встретимся в следующий раз, ладно? Я пока мало знаю о твоей болезни, но попробую разыскать побольше информации и…

- Ах, да… Это все моя вина, простите… - вновь тихий смущенный голос, от которого внутри нее все перевернулось. Медленно развернувшись к мальчишке, Ёри заметила красные пятна на бледных щеках и поняла, что неуверенный Кёнсу снова вернулся.
Да у этого парня, судя по всему, раздвоение личности! Возможно, именно от этого все проблемы с той болезнью! Она подхватила пальто, быстро одевшись, и достала из сумки зонтик, направляясь к двери:

- Пойдем уже, студент До, - пробормотала девушка, и брюнет, растеряно кивнув, поплелся за ней. На улице лил сильный дождь, и Ёри озадачено обвела взглядом пустынный двор колледжа. Никого из студентов уже не было, и она чуть ли не подпрыгнула, когда рядом остановился Кёнсу. Он уставился прямо перед собой, не говоря ни слова, но девушка обратила внимание, что тело студента дрожит, возможно от осеннего холода.

- Ты что, без зонтика? – спросила она, и Кёнсу медленно кивнул, не решаясь взглянуть на нее. Ёри покачала головой и, решив, что неуверенный До не так опасен, как нахальный, протянула к нему руку: - Пойдем, я провожу тебя до станции, а там сам нырнешь под укрытые и останешься сухим.

- Спасибо, - сразу же отозвался парень и, еще раз спросив одним взглядом, можно ли взять ее под руку, дождался кивка и осторожно подхватил девушку под локоть, пристраиваясь рядом.

Они шли молча, думая каждый о своем, но Ёри было немного неуютно, а в мыслях то и дело возникал образ хамоватой стороны Кёнсу. Значит, в нем кроются две личности, абсолютно противоположные друг другу. Он может быть застенчивым милашкой, а может самоуверенным придурком, но все еще тем самым До Кёнсу, страдающим от удивительной болезни. Девушка совсем не злилась на то, что он позволил себе и поцеловать ее и надерзить, ведь, скорее всего, студент и сам не понимал, что с ним происходит, но совсем другое волновало ее больше: как помочь парню избавиться от басорексии и раздвоения одного сознания?

Задумавшись, брюнетка не заметила, как они дошли до станции, которая, впрочем, была в паре сотен метров от колледжа, но когда парень резко затормозил, оказавшись под ливнем, Ёри поспешно подошла к нему, непонимающе заглядывая в глаза. Он сильно дрожал, то ли от холода, то или еще от чего-то, а его лицо сильно побледнело.

- Что с тобой? – она коснулась пальцами щеки студента, и их снова перехватила его крепкая ладонь. – В чем дело?!

- С-снова… Начинается, это… - сипло выдавил Кёнсу и потянулся к рюкзаку, но создавалось впечатление, будто ему не хватает сил, в то время как вторая рука продолжала удерживать конечность девушки. Он, видимо, хотел достать свою игрушку, но девушка не была полностью в этом уверена.

- Что? – чуть склонив голову, Ёри посмотрела в его потемневшие глаза, и ее взгляд упал на пересохшие полные губы студента.

- Хочу целоваться, - произнесли они, и девушка не успела отодвинуться, когда его ладонь отпустила ее руку и переместилась на плечо, прижимая к стройному телу брюнета. Сухие губы вновь овладели ее ртом, настойчивые, горячие, голодные. Чужой язык напористо ворвался вглубь, встречаясь с ее неуверенным язычком, играя с ним, завлекая и заставляя ответить на свои ласки.

Ёри заторможено вцепилась в куртку парня чуть выше локтей и пыталась остановить его, сдвигая губы, но все тщетно, от этого, поцелуй становился еще более сумасшедшим, необузданным, страстным. На какой-то момент ей показалось, что это никогда не прекратится, и тело само по себе расслабилось в объятиях мальчишки. Глаза закрылись, а губы, как ни странно, стали отвечать ему. Сердце колотилось где-то под горлом, внизу живота приятно щемило, а сознание словно отключилось, отказываясь контролировать взбунтовавшиеся чувства.

Кёнсу так же неожиданно отпрянул, закрывая лицо ладонью и пряча взгляд:

- Черт подери… Простите меня! – он низко поклонился и, больше не говоря ни слова, рванул в сторону метро, вскоре скрываясь под низким потолком спускающейся вниз станции.

Дождь продолжал лить, а Ёри оторопело стояла на месте, не в силах пошевелиться. Всю ее будто встряхнули, и теперь эмоции не подчинялись разуму. Дыхание в груди сперло, коленки то и дело подкашивались, а в голове царил настоящий сумбур.
Что за несносный мальчишка? То пугающий, то заставляющий испытывать безумное волнение… Почему у нее в груди все так горит? А в животе будто порхает стая сумасшедших бабочек?

Вдохнув поглубже, девушка подняла голову и, убрав зонт, подставила лицо прохладным каплям. Может, эта болезнь пройдет сама по себе, если позволять ей проявляться? Но тогда разве не проще будет найти девушку для До Кёнсу? Конечно же проще, но… почему же так не хочется этого делать?

***

Поцелуй с мальчишкой в пятницу у станции метро все выходные не выходил из мыслей Ёри. Она даже спать толком не могла, часто просыпаясь, более не в состоянии уснуть. Девушка пыталась занять себя всем чем угодно, лишь бы не думать о том, что случилось, но мысли о Кёнсу продолжали посещать ее, не давая проходу.

Поэтому, когда наступил понедельник, брюнетка едва ли не вздыхала от облегчения, собираясь на работу. Теперь у нее будет хоть какое-то занятие, можно даже назначить медицинский осмотр для старших групп, главное, не сидеть дома, пялясь либо в телевизор, либо на стены, и думать об одном и том же, точнее, только о нем.

Дожди наконец прекратились, но небо все еще было затянуто мрачными тучами. Неспешно направляясь к воротам колледжа, Ёри засмотрелась на небеса, а когда опустила голову, ее взгляд выхватил стоящих под высоким деревом студентов, слившихся в поцелуе. Присмотревшись, она узнала в парне До Кёнсу, а вот девушка, которую он целовал, была ей незнакома.

Отчего-то у нее неприятно защемило где-то в груди, и брюнетка поспешила все списать на недосып, а вовсе не на странные неопределенные чувства по отношению к пугающему студенту.

Закусив губу, она прошмыгнула мимо, выпятив грудь вперед и глядя только перед собой. Девушка не заметила, что он резко отпрянул от своей приятельницы и посмотрел ей вслед, мрачно склонив голову.

Ёри раздраженно стукнула дверью медкабинета и, наскоро раздевшись, плюхнулась на стул, складывая руки на груди. Внутри нее все кипело от злости, сердце билось как никогда быстро, а гнев кипящей лавой распространялась по венам, гоняя кровь.

- Ну и ладно, - хмыкнула брюнетка, бросая недобрый взгляд на окно, взявшееся потеками после прошлонедельного дождя. – Не нужно ему никакое лечение, и сам справится! Ему и так хорошо. Да-да, все, что нужно - это целовать девчонок из других колледжей, а их рядом предостаточно! Это же только в мужском колледже я единственная девушка, но и это временно! Надо ему сказать, что…

- Что сказать? – донесся до нее знакомый голос, и Ёри подхватилась с места, резко оборачиваясь.

В дверях стоял До Кёнсу, спрятав руки в карманы черных классических брюк. На нем была белая рубашка, расстёгнутая на несколько пуговиц, а на шее красовалась золотая тонкая цепочка.

- Вы часто разговариваете сама с собой? – игриво улыбнулся он, внимательно рассматривая ее недовольное личико. – Со стороны выглядит так, будто вы сумасшедшая.

- Это ты сумасшедший, - сузив глаза, ответила Ёри, с вызовом глядя на парня. – Думаешь, что можешь целовать меня, когда приспичит? Я-то тебе искренне хотела помочь, а ты все испортил!

- Что я испортил? – покачнув головой, переспросил брюнет. – И, главное, как?

Девушка застыла, открыв рот и напоминая самой себе немую, которая не в силах что либо сказать. Вдохнув поглубже, она постаралась расслабиться и, когда возможность говорить вернулась, ответила как можно более спокойно:

- Знаешь, что? – даже смогла улыбнуться девушка. – Забудь. Просто забудь, ладно? Не думай, что мы с тобой сблизились или что-то вроде. Я не могу быть тебе другом, как хотела изначально, потому что скоро моя практика заканчивается и я уйду отсюда. Тебе просто нужно сходить к психологу и посоветоваться насчет своей болезни.

- Я не псих, - скривился парень, делая шаг в ее направлении. – И у меня нет раздвоения личности. Я вас обманул, ясно?

- Что?.. – прохрипела Ёри, запнувшись и отступив назад. – К-как обманул? З-зачем?

- Хотел посмотреть, как вы будете реагировать на все, что я делал. У меня и правда есть зависимость от поцелуев, - пожал плечами брюнет и, коротко выдохнув, продолжил: - Это басорексия, и иногда я не могу ее контролировать, прямо как тогда, у станции, но раздвоения личности у меня нет. Неуверенный Кёнсу был создан для того, чтобы вы не пугались меня настоящего, и, кажется, мне удалось отвлечь вас.

- Господи, да ты точно псих, - обиженно воскликнула Ёри, чувствуя, как в груди возникает болезненный осадок. Вот оно что, ему просто было любопытно, как такая глупышка как она отреагирует на подобные заскоки… И все удалось… Заставить ее думать о нем, волноваться, желать продолжения поцелуев и даже ревновать. Удалось обвести ее вокруг пальца. – Убирайся. Не хочу тебя видеть… Убирайся!!!

Но Кёнсу не сдвинулся с места. Напротив, он быстро приблизился и, захватив ее запястья, завел их девушке за спину, отчего их лица оказались почти вплотную друг к другу.

- Что ты делаешь? Отпусти, идиот! – крикнула девушка и попыталась вырваться, но безрезультатно. Брюнет даже не шелохнулся и, перекрикивая ее возмущенные вопли, признался:

- Мне правда было просто любопытно, но когда я понял, что вам тоже понравился тот поцелуй… Я ведь видел вас у ворот, заметил, что вам не понравилась та картина у дерева… И теперь… Я хочу, чтобы вы помогли мне избавиться от болезни!

- Да ты конченый придурок! – вопила Ёри, махая локтями в попытке достать до парня. – Найди себе другую игрушку, понял? Или находи девочек на раз, когда хочется целоваться! Но ко мне не лезь!

- А что, если я хочу целоваться только с вами? – рявкнул Кёнсу, и Ёри обалдело застыла на месте, не зная, как реагировать на это заявление. Воспользовавшись ее заминкой, парень рванулся вперед и резко поцеловал ее, терзая податливые губы и срывая тихие стоны. Девушка мгновенно растаяла, тело совсем не слушалось ее, а ладони прижались к вздымающейся груди парня. Совершенно внезапно поцелуй стал более нежным, осторожным. Кёнсу ласково оттянул нижнюю губу девушки, втягивая ее меж своих губ, затем отпуская и вновь повторяя прежнее движение. Его ладони скользнули вверх по рукам девушки, и вскоре их пальцы переплелись между собой.

Пульс сходил с ума, впрочем как и обезумевшие сердца. Когда они оторвались друг от друга, их губы сильно покраснели и припухли от страстных поцелуев, а зрачки возбужденно расширились, встречаясь в прямом взгляде девушки и парня.

- Я хочу целовать только вас, - прошептал брюнет, и Ёри смущенно потупилась вниз. – Та девушка сама поцеловала меня, потому что узнала о болезни, когда случайно подслушала наш с вами разговор. Я не хотел, чтобы вы увидели это, но не успел среагировать и…

- Ты… глупый, – протянула Ёри, чувствуя, как радость медленно заполняет ее подобно чашу, до самых краев. – И я все еще не простила тебя за обман.

Может быть, все не так уж и плохо? Если поверить его словам, то даже наоборот, она, выходит, накрутила себе лишнего и сама же терзалась от этого. Иногда парней так трудно понять, что начинаешь сходить с ума и дополнять сомнения ненужными мыслями, делающими тебя закрытой от других. Типичное женское поведение, ничего не скажешь.

- Тогда как я могу исправить свою вину? – склонившись к ней, прохрипел Кёнсу. Девушка улыбнулась и пожала плечами. Он выглядел таким милым, что сердце сладко замирало в груди от удивительного чувства.

- Даже не знаю.

- А как вы относитесь к прощению через поцелуи? Да и вообще к басорексийцам в целом? – загадочно спросил он, вызывая ответную улыбку у задумавшейся Ёри.

- Как к маньякам, - ответила она и рассмеялась, увидев, как вытянулось от удивления лицо парня. – И знаешь, кажется, они мне нравятся такими.

Брюнет неопределенно хмыкнул, но ничего не ответил, потому что девушка, подавшись вперед, неловко прижалась к губам парня, но так же быстро отстранилась, добавив:

- А еще я забыла тебе рассказать, что басорексия - это болезнь, которая передается другим, так что я, кажется, заразилась от тебя.

Кёнсу расплылся в довольной улыбке и, прежде чем вернуть поцелуй девушке, ответил:

- Тогда давайте лечиться вместе, если вы, конечно, не против.

Комментарии