Эффект Чанёля

-A A +A

Глава 12

Почти всю прошедшую ночь Рин никак не могла заставить себя уснуть. Перед глазами раз за разом возникал Лухан, признающийся ей в своих чувствах, и где-то там, под ребрами, снова что-то крепко сжимало, заставляя девушку задыхаться от безысходности. Больше всего на свете она не любила причинять боль другим, но если эта боль во благо, можно ли считать ее жестокой?

Этот милый мальчик ни в чем не виноват, и она никак не ожидала, что его сердечко забьётся чаще именно по ее вине. Ведь вокруг столько красивых молодых девушек! Каким образом именно ей удалось привлечь его? Но если сравнивать Лухана с Чанёлем, то почему же Рин не задумывалась об этом раньше? Ведь Пак тоже ведет себя подозрительно. Может, он просто ревнует ее как друга? Что, если парень проникся к ней чувством привязанности и, глядя на то, как она общается с Луханом, терзается страхом быть снова оставленным в одиночестве? Если углубиться во все это, разве реальность отличается какими-нибудь особенными эмоциональными проявлениями со стороны Чанёля? Просто он боится вновь стать покинутым, ведь у него нет друзей. Скорее всего, поэтому он так себя ведет!

А Лухан… Возможно, он просто запутался, думая, что влюблен по-настоящему, а на самом же деле это просто временное помутнение рассудка на почве вполне вероятного восхищения новым организатором и ее выбрыками. Может же быть такое, что мальчишка попадается на поведение? Тогда, должно быть, ей стоит стать скромнее?

Ломая голову над всеми этими вопросами, Рин нервно взлохматила и без того вздыбленную шевелюру, неподдающуюся никакой расческе. Медные кудри ниспадали к груди спутанными волнистыми локонами, а челка неприятно лезла в глаза. Ее бы давно стоило остричь, но со всеми проблемами просто не до этого.

Покрутив в пальцах старую фотографию с лицами мальчишек, девушка задумчиво оглядела каждого из них и подумала, что было бы неплохо увидеть, каким был Чанёль в то время. Наверное, таким же высоким и худосочным, как и все эти мальчишки, улыбающиеся в объектив камеры. Тогда они уже распались или все еще были вместе? Даже если она попытается выпытать это у Сухо, он снова промолчит или попробует сбежать от разговора, как этим утром.

Даже не доел свой завтрак, а сразу поспешил выскочить из дому первым, лишь бы не разговаривать с неугомонной сестрой. Но Рин уже строила планы на этот вечер, надеясь, что ей все-таки удастся уговорить братца дать «персональное интервью» для родственницы на особых условиях.

Спрятав картонку в верхнюю папку, лежащую на краю ее стола, организатор, поднявшись из своего кресла, направилась к выходу, намереваясь отыскать Пак Чанёля и попытаться уговорить его пойти на первую репетицию их группы в спортивном зале после уроков. Даже если он и показывает всем своим видом, что в гробу видел совместную деятельность, она просто вынуждена заставить его играть с парнями, иначе он так и будет избегать всех встреч и разговоров, которые могли бы разрешить все недомолвки между мальчишками.

Но вместо этого она заметила ругающегося с кем-то Криса и, присмотревшись, увидела, как директор их школы занес руку для пощечины. Не обращая внимания на разлившуюся по лодыжке боль, девушка ринулась прямо на ученика, прикрывая его собой, и удар пришелся ей по виску, отбрасывая голову в сторону. Уже второй раз за месяц ее бьют, и карма эта совсем не радостная. Вздохнув, Рин перевела взгляд на совершенно ошарашенного мужчину, прячущего глаза где-то внизу. Он испуганно шаркнул ногой и, пожав плечами, будто приходя к какому-то решению, уже бодрее взглянув на нее, заявил:

- Ну что же вы так внезапно влезаете, госпожа Им! Я не ожидал, что вы окажетесь под рукой!

- Разве вы не знаете, что бить учеников запрещено? – грозно произнесла Рин и, повернув голову, встретилась взглядом с изумленным парнем, глядящим на нее так, будто перед ним стояла не женщина, а полуночный вампир.

- Это совсем не вашего ума дело! – изменил стратегию директор и помахал указательным пальцем прямо у нее перед глазами. – К тому же это мой сын, и я могу делать все, что захочу, для его правильного воспитания!

- Например, поднимать на него руку? Как по мне, это просто трусость и слабость, - вперив руки в бока, заявила редактор и, откинув мешающие волосы за спину, добавила: - К тому же я могу пожаловаться на вас за…

- Организатор Им. - Легким касанием ладони Крис заставил ее развернуться к себе лицом. - Не волнуйтесь об этом, все в порядке. Не стоило вам вмешиваться.

- Но я не могу смотреть, как взрослый бьет ребенка! – возмутилась она, замечая в светлых глазах школьника задорные искорки.

- По-моему, ребенок здесь как раз вы, а не я, - ухмыльнулся он. – Мы с отцом сами решим свои проблемы, не беспокойтесь.

Рин выдохнула и не нашлась, что добавить. Он был прав, и она не к месту влезла в родительское воспитание дитя. Наверное, в их глазах девушка выглядела ненормальной, даже если в ее порыве было лишь желание добиться справедливости.

- И-извините, - поникнув, пробормотала она, и Крис, отрицательно покачав головой, ответил:

- Вы ни в чем не виноваты, и, признаться, меня удивил ваш поступок. Знаю, мой отец сейчас выглядит не совсем хорошо в ваших глазах и порой он ужасно несносен, но вам правда не стоило идти на такие жертвы. Как ваша голова?

Рин больше удивилась непохожему на обычного Криса поведению, чем странным отношениям отца и сына. Впрочем, ей нечего было предъявить. Вот как будут свои дети, так и станет воспитывать, как сама желает, а тут просто не смеет влезать в чужие проблемы. И хотя ее все еще трясло от явной несправедливости, девушка уступчиво кивнула и отошла в сторону.

- Прошу прощения, директор, – сказала она, и мужчина улыбнулся, скрывая за маской доброты недавнюю злость.

- Все в порядке, госпожа Им, это нас попрошу простить, не стоило закатывать сцену в школьном вестибюле.

С этими словами, он слегка поклонился и, бросив колючий взгляд в сторону сына, словно обещая ему неприятное продолжение разговора, поспешил удалиться. Крис, еще раз взглянув на организатора, коротко ухмыльнулся:

- Вы такая странная, организатор. - Он сложил руки на груди, сминая белоснежную рубашку в полуобъятии. – Иногда я просто не мог понять, за что вас так любят Сухо и Лухан, да и Чанёль терпит, но теперь, кажется, начинаю понимать.

- Что ты хочешь сказать? – удивленно хлопнув ресницами, спросила девушка.

- Кто его знает, - пожал плечами ученик, предпочитая оставить свой ответ не озвученным. – Кто знает…

Крис поклонился и медленно направился в противоположном направлении тому, куда шел его отец, пока не скрылся за одной из классных дверей, оставляя редактора в смущении от собственной глупости.

***

Рин прошла мимо учительской, где как раз начиналось разгулье в честь возвращения директора из командировки, откуда он привез очередной сертификат, подтверждающий компетентность преподавателей данной школы и собственно ее высокую квалификацию.

Физрук Ким Хидэ еще утром забегал к ней в кабинет, приглашая на вечеринку, и, хоть она не являлась частью их коллектива, обещал уют и веселье, но девушка отказалась, помня, что парни в этот вечер должны были определиться с выбором: играть в одной группе или потеть в спортзале до фестиваля.

С помощью одного из мальчишек, удачно подвернувшегося ей под руку, Рин затащила в зал нарытые в школьной каморке инструменты и теперь, отряхивая ладошки от пыли, довольно рассматривала барабанную установку, две электро- и две бас-гитары, а также микрофон.

Если их натереть специальным химическим средством, то и вовсе будут выглядеть новенькими!

Усевшись на краешек стола, за которым обычно гордо восседал физрук, Рин принялась ожидать мальчишек, бросая взгляды то на тусклую лампу под высоким потолком, то на открытые двери, чуть поскрипывающие от гуляющего по пустынным коридорам сквозняка.

Где-то вдалеке слышались хохот и разговоры гуляющих учителей, а в остальном стояла липкая тишина, напоминая девушке о собственном одиночестве.

Она никогда не любила находиться вечером одна в огромных зданиях, потому что именно в такие моменты накатывает тоска по дому и желание как можно скорее оказаться в любимой постельке лицом в излюбленную подушку. Ну уж никак не торчащей в спортзале, пусть и не пыльном, ожидающей шестерых мальчишек, которые, вполне вероятно, могут и не прийти, предпочтя совместной игре спортивный фестиваль.

Но Рин не успела полностью разочароваться, потому что уже спустя несколько минут первый робкий шаг в ее сторону сделал смущенный Лухан, нервно поправляя лямку рюкзака на плече. Он улыбнулся, хотя его лицо не выражало особой радости, однако так или иначе им придется вместе работать, а это значит, что нужно как можно скорее сломать эту стену напряжения, выстроившуюся между ними!

- Лухан! – радостно привстала Рин, глядя на мальчишку, который постоянно отводил взгляд в сторону, лишь бы не смотреть ей в глаза. Она не могла осуждать его за это, потому что, скорее всего, сама бы чувствовала себя так же, если призналась бы кому-нибудь в любви.

Но Им На Рин никогда никому не признается! Она всегда была уверена, что первый шаг в любом случае должен делать мужчина, только вот сделавший этот шаг Лухан получил ее отказ, и от этого душа ныла, прося хоть немножечко пожалеть бедного парнишку.

- Здравствуйте, - пробормотал он, и пока его слова летели до организатора, позади ученика выросли О Сехун и Ким Чонин. Они вежливо поклонились, и Рин ответила им тем же, расплываясь в улыбке:

- Я так рада, что вы пришли, парни!

- У нас просто не было выбора, - пробурчал Чонин, недовольно качая своей симпатичной головой. Не зря его многие девочки признавали очень красивым за прекрасные глаза, пухлые губы, милую прическу и забавное поведение. И пусть Рин не знала его так уж хорошо, но была наслышана о школьнике из первых уст болтающих у ее дверей на переменах учеников.

- Да ладно тебе, - ткнул его указательным пальцем в плечо Сехун. – Как по мне, это будет весело. Разве ты не помнишь, как было тогда?

Чонин лишь пожал плечами, но когда Рин попыталась спросить, как же было тогда, в двери появился Крис, удивив и ошарашив ее больше обычного. Он лениво бросил рюкзак на скамейку и сразу же направился к бас-гитаре, закатывая рукава:

- Давайте уже занимать свои места. Быстрее начнем - быстрее закончим!

Парни тотчас же подчинились, и Рин в который раз удивилась загадочному школьнику, заставившему остальных молча следовать своему приказу. Может, он был их лидером, а не Сухо?

И почему он пришел? Возможно ли, что из-за ее утреннего поступка?

Едва вспомнив о брате, девушка увидела, как он заходит в зал и, следуя примеру Криса, тоже молча бросает свой портфель рядом с его, затем подходит к микрофону и обхватывает его руками, чтобы поправить под свой рост.

- Ну что, все готовы тряхнуть стариной? – Забыв старые обиды на Криса, Сухо подмигнул парню и сделал призывный жест рукой. Ребята дружно что-то забормотали, но в целом атмосфера была не накаленной, чего жутко боялась Рин. Она не могла понять, в чем причина внезапного изменения поведения учеников и почему они не ссорятся, но, скорее всего, этой самой причиной являлся Пак Чанёль, которого все еще не было, и это заставляло Рин довольно-таки сильно нервничать.

Пока ребята разогревались, вспоминая аккорды и бренькая на инструментах, девушка выскользнула в коридор, устремляясь к главному входу, чтобы встретить отсутствующего парня. Ей не хотелось думать, что он не придет, и она, нервно сжимая пальцы рук, подошла к высокому окну, выглядывая из него на улицу в поисках знакомого силуэта. Было уже довольно поздно, а осенняя пора, в которую солнце обычно заходит раньше, только ухудшала обзор, затягивая улицу вязким седым туманом.

С каждой уходящей минутой надежда тоже исчезала, но когда Рин решила вернуться обратно в зал, до нее донеслись негромкие голоса. Подкравшись к углу стены, из-за которой они слышались, девушка изумленно уставилась на парочку, застывшую неподалеку, в которой сразу же узнала Чанёля и ту самую брюнетку из автобуса. Она цеплялась за край его рубашки и канючила:

- Ну поцелуй меня! Разве я тебе не нравлюсь? О тебе же неправду говорят, верно?

Парень мрачно взял ее ладонь и, отцепив от себя, брезгливо отбросил:

- Слушай, я с самого начала знал, что тебе от меня нужно, поэтому прекрати меня преследовать! Я не стану целовать тебя! Больше никого не стану, ясно? Так и передай своим дешевым подружкам, которые мне постоянно названивают! И хватить торчать у меня под окнами, это ужасно раздражает.

- Но тебе ведь ничего не стоит просто коснуться моих губ! Честно говоря, я верю в эти слухи и надеюсь, что ты мне поможешь! Тогда я честно-честно больше не стану преследовать тебя! – молила она, не боясь сломать свои длинные ноготки и вцепляясь ими в парня с новой силой.

- Я же сказал, - скривился Пак, качая головой и отмахиваясь от нее, словно от назойливой мухи. – Я не буду тебя целовать! Так что ты зря за мной тащилась сюда. А сейчас, извини, у меня репетиция!

- Но, Чанёль…

Рин резко отшатнулась и бросилась в сторону коридора, ведущего в спортивный зал, стараясь ступать только на пальцы, чтобы звук каблуков не раздавался по пустому холлу. Лодыжка все еще болела, но, гонимая страхом быть замеченной, редактор неслась вперед, отбрасывая остальные ощущения. Сердце билось так сильно и громко, что заложило уши, а мысли метались в голове, как спички в спичечной коробке при встряске. Стать свидетелем подобной сцены было не очень-то приятно. Да и какое она вообще имеет дело к этому? Но даже ликующее сознание и словно прояснившийся рассудок не уберегли ее от внезапных объятий возникшего перед ней мужчины.

Задрав голову, девушка непонимающе вгляделась в лицо человека и, узнав физрука, расслабилась, попытавшись отстраниться, но он не отпускал, прижимая тело Рин к своему. От него сильно несло алкоголем и сигаретами, и редактор подумала, что это явно не к добру, - физрук злоупотребил сразу двумя противопоказанными ему вещами! Он ведь был известен тем, что никогда сигарету в рот не брал, а про алкоголь уж и подавно не слышал, а теперь эти два фактора играли с ним же злую шутку, и их второй жертвой стала Рин, никак не ожидавшая подобного поворота.

- Отпустите, господин Ким, - попыталась говорить спокойно девушка. – Зачем вы поймали меня?

- Им На Рин, - пьяно прохрипел физрук, сильнее сжимая ладони чуть выше ее локтей, будто обвивающаяся вокруг рук змея. – Вы всегда так прекрасны… Я хочу вам кое-что сказать.

- Извините, но мне некогда, - холодно отозвалась девушка и попыталась вырвать руку, но тщетно - мужчина был значительно сильнее ее. – Что вы делаете?

- Вы очень красивая, - бормотал физрук, и, глядя на него, Рин начала терять самоконтроль. Что он мог сделать в таком состоянии? Что, если он не может контролировать себя и сделает что-то жестокое? Страх проскользнул по напряженной спине липким потом.

- Сказала же, отпустите меня, - твердо произнесла Рин, все еще пытаясь привести мужчину в чувство, но, кажется, позволительная доза алкоголя была сильно превышена и спирт продолжал действовать на физрука, руководствуясь лишь подсознанием преподавателя.

- Иди сюда, ко мне… - Его настойчивый шепот и приближающиеся губы заставили девушку взвизгнуть от страха и нервов. Она забилась в его руках, как пойманный в руки человека голубь, пытаясь сделать хоть что-нибудь, лишь бы гадкие губы физрука не касались ее. На мгновение хватка мужчины ослабла, и Рин, вырвавшись, что есть силы понеслась прочь, убегая в сторону зала, где горел свет, но физрук нагнал ее буквально сразу, схватив за руки, потащил обратно, вглубь темного коридора, где лампы не освещали проход. Девушка попыталась закричать, но вторая рука с силой вжалась ей в рот, затыкая редактора подобно кляпу. Паника росла словно звуковые волны из магнитофона, ужас кипятком обжигал органы, стягивая их в один тугой ком. Из ее горла доносились булькающие звуки, но такие вряд ли кто-то сможет услышать. Слезы застилали глаза, пока физрук молча тянул ее за собой, будто большую безвольную куклу.

С глухим звуком спина девушки ударилась о твердую стену, а возбужденное тело мужчины уперлось в нее, заявляя о намерении хозяина не просто поговорить по душам. Она услышала звук рвущейся ткани и с диким ужасом осознала, что это ее юбка, под которую уже пробрались наглые пальцы Хидэ. Он был везде: тяжело дышал, опаляя голую шею горячим дыханием, его гениталии прижимались к ее, ладонь шарила в потаенных местах, в то время как вторая продолжала закрывать рот.

Она отвернулась, скосив глаза в сторону, и увидела, как вдалеке мимо проходит Чанёль, но он не заметил их, исчезая из виду, и сердце буквально взорвалось от боли и бессилия перед негодяем. Теперь ее точно никто не спасет...

Рин изо всех сил пыталась закричать, но шок парализовал ее, заставляя глотать немые крики и мучиться от головной боли, давящей на виски. Она заплакала еще сильнее, дергаясь, как марионетка, в сильных объятиях, и физрук, не выдержав, оторвал ладонь от ее рта и звонко ударил девушку по щеке.

- Заткнись! Ты, надменная сволочь! Как ты можешь игнорировать меня? Разве не видишь моих чувств? Я для тебя обычное бревно, да?

- Н-нет... - сипло пролепетала Рин, быстро замотав головой. - Это н-не так!..

- Ты врешь! - заорал он, дыша словно разъяренное животное перед своей жертвой. - На собаку и то больше внимания обращают!

- О-отпустите меня... - ревела Рин, не чувствуя собственных конечностей от тисков Хидэ.

Но мужчина сократил расстояние, буравя ее похотливым, жадным взглядом, затянутым алкогольной пеленой. Не хватало лишь стекающей по подбородку слюны, как у бешеной собаки.

Когда его лицо почти достигло ее, Рин крепко зажмурилась, чувствуя, как слезы скатываются по щекам вместе с тушью, но касания не последовало, и она, вырванная из стальной хватки физрука, оказалась прижатой лицом к уже другой груди, знакомой и теплой.

- Чанёль… - прохрипела девушка и, почувствовав, что снова может двигаться, вцепилась ладошками в рубашку парня, которую еще недавно мяла назойливая брюнетка. Прохладные ладони парня погладили ее волосы, а затем одним властным движением завели ее за спину, ограждая от еще не понявшего ничего Ким Хидэ.

- Ах ты, мелкий!.. – заскрипел зубами физрук, но на голоса и крики выбежали остальные ребята, разглядывая застывших посреди коридора троих людей, глядящих друг на друга с самой высокой степенью презрения.

- Рин! – воскликнул Сухо, и девушка, очнувшись, бросилась к брату, обнимая его за плечи и наконец не сдерживая слез. Ее всю колотило, тело дрожало от пульсирующего в крови адреналина. Неужели ее и правда домогался тот милый физрук, которого она знала? Теперь он казался ей совершенно чужим и абсолютно отталкивающим.

- Отведи ее домой, - обратился к нему Чанёль, все еще смотрящий в глаза окончательно озверевшего препода. Другие парни подошли к Паку и встали рядом, успев оценить ситуацию и явно приготовившись помогать. – А вы чего приперлись? Уведите ее!

- Слышь, ты. - Крис изогнул одну бровь и уже привычно скривил губы в присущей ему манере. – Ты, конечно, тот еще придурок, но мы не козлы бросать тебя один на один с этим бугаем. Тем более раз уж ты защищал сестру Сухо…

- Вот только не надо мне тут благородных подачек, - рявкнул Пак, но не услышал ответа, потому что в скулу ему заехал точный удар физрука.

Рин взвизгнула, и новая порция чувств захлестнула ее с головой. Страх за Чанёля и остальных ребят рвал ее сердце на куски, но брат лишь послушно тащил упирающуюся девушку к двери, не желая слушать ее криков о помощи и подмоге, заявляя, что мальчишки сами со всем разберутся куда лучше нее.

Карточка книги: Эффект Чанёля
Автор публикации Michelle Youmans

Комментарии