Эффект Чанёля

-A A +A

Глава 15

Выпрямив спину и гордо задрав подбородок, Рин с вызовом посмотрела на физрука, разглядывающего их с Чанёлем взглядом, исполненным злобой. Если раньше она говорила себе, что будет стойкой и готовой дать отпор ненавистному преподу, то сейчас вся ее уверенность почти сошла на нет, кроме частиц, возникающих благодаря теплым пальцам Пака, стоящего позади нее и сжимающего похолодевшую от страха ладошку.

- Я так и знал, что вы предпочитаете молоденьких, - насмешливо прищурившись, сказал Ким Хидэ и в предвкушении потер руки. – Интересно, что об этом скажет наш директор?

Рин побледнела, чувствуя, как странная горечь оседает где-то в груди. Даже если об этом и узнают остальные, ей плевать на саму себя, а вот при неправильном подношении информации может сильно пострадать Чанёль, а такого исхода она себе никогда и ни за что не простит.

- Как вам не стыдно говорить подобное? – сжав зубы, прошипела девушка и ощутила, как пальцы ученика ласково скользнули по поверхности ее руки. Увидев ухмылку на крупном лице преподавателя, Рин поспешила добавить: - Вы сами едва ли не изнасиловали меня, а теперь заявляете, что пожалуетесь директору? Тогда, может, мне пойти в полицию?

- Что за бред вы сейчас здесь несете? – с сарказмом ответил мужчина. – Да я бы и пальцем вас не коснулся! Что вы о себе возомнили? Считаете себя несравненной красоткой? Тогда вы ошибаетесь.

- Да как он смеет! – прорычал Чанёль и рванулся было вперёд, но Рин крепко сжала его ладонь, заставляя оставаться на месте.

- Не надо, - пробормотала она ему, и парень все же послушался, злобно выдохнув в сторону физрука. – Я сама разберусь.

Хидэ, сложив руки на груди, сделал пару шагов в сторону парочки и, презрительно скривившись, протянул:

- Вы слишком мелкие сошки, чтобы тягаться со мной. Как думаете, кому директор поверит больше: мне, проработавшему здесь более десяти лет, или вам - организаторше-неудачнице и нелюдимому старшекласснику?

- Думаю, он поверит нам, видевшим все своими глазами, - донёсся спокойный голос Сухо из-за спины преподавателя, и тот непонимающе оглянулся. Откуда только они с Луханом взялись? Подслушивали, что ли? Или вернулись за Чанёлем?

Брюнет криво улыбнулся, скользнул рукой в карман брюк, и, вытащив свой мобильник, помахал им перед носом физрука. Лухан, нахмурившись, покачал головой и, поравнявшись с другом, взглянул на него:

- Хочешь показать ему сейчас?

- У меня нет другого выбора, - отозвался Сухо и, клацнув пару раз по аппарату, повернул его экраном к Хидэ. Тотчас же возникла картинка попытки изнасилования, а все, что говорил физрук, было отчетливо слышно и видно, как и заплаканное лицо Рин, сжавшейся сейчас от внезапных воспоминаний о жутком вечере. Чанёль заботливо обнял ее со спины и, слегка покачивая в руках, поцеловал макушку девушки, прошептав:

- Я здесь, я с вами.

Лицо физрука, белое словно мел, выразило целый спектр различных эмоций. Сжав руки в кулаки, он безвольно встряхнул ими и, смерив присутствующих раздраженным взглядом, прошипел:

- Только попробуйте показать это кому-либо!

- Не покажем, если вы будете держать язык за зубами об увиденном в этом спортзале, - так же спокойно ответил Сухо, и преподаватель, яростно скрипнув зубами, шмыгнул мимо ребят, устремляясь к выходу.

Рин обессилено покачнулась и буквально рухнула в объятия Пака, дрожа от испытываемого шока. Еще немного - и Чанёль мог бы пострадать, а она лишилась бы работы. Но почему Сухо помог им? Разве он не должен быть против этих отношений?

- Где вы взяли видео? – поинтересовался Чанёль, помогая редактору стоять ровно на подгибающихся коленках. – Мне кажется, в тот вечер всем было не до этого…

- За компромат скажешь спасибо нашему любителю рассматривать женское нижнее белье, - улыбнулся Лухан, намекая на школьника, недавно обманувшего Рин и сфотографировавшего ее снизу. – Как оказалось, он был там в тот вечер, ему, видите ли, было любопытно, что делают старшеклассники поздно вечером в школьном спортзале. Короче говоря, он обыкновенный сплетник, довольно известный в школе. От него первого многие узнают что-нибудь интересненькое.

- Вот придурок, - фыркнул Чанёль, нежно поглаживая лежащую в своей ладони ладонь девушки. – В каком классе он учится?

- Да не тронь ты его, - махнул рукой Сухо. – Все, что нужно, мы с Крисом ему уже сказали, и он свято обещал держать свой язычок за зубами, а не то кому-то придется несладко. Этот бедолага и так весь спортзал в одиночку украшал под строгим надзором Чонина.

- Ему крупно повезло, что вы добрались первыми, я бы так не мелочился, - пробурчал Пак как раз за секунду до того, как до них донесся звонок на урок.

- Пошли, - повернулся Сухо к Лухану, но в следующую секунду остановился и, взглянув на Рин, сказал: - А с тобой мы дома поговорим. Обо всем «этом».

Девушка сдержала улыбку и лишь устало кивнула, глядя, как брат и его друг покидают спортзал. Больше не сдерживаясь, она положила голову на плечо Чанёля и заметила, как он переплел пальцы их ладоней между собой, отчего у нее сразу же потеплело на сердце. Приятно, когда рядом есть человек, любящий тебя и готовый поддержать. На какой-то момент Рин засомневалась в Паке, он ведь всего лишь старшеклассник. Что такой не утвердившийся в жизни парень может ей дать? Да и разница в возрасте и многие другие факторы... Но пережить с ним столь тяжелые моменты, чувствовать его касания, пробовать любимые губы на вкус… Это было по-настоящему волшебно и несравнимо ни с чем.

Она знала, что Сухо хочет поговорить именно о Паке и их отношениях, но девушку совсем это не пугало. Рин прекрасно знала брата и догадывалась, что, скорее всего, он просто побурчит для виду, но в итоге поддержит сестру, а уж тем более - уверившись в том, что Чанёль ее в обиду никому не даст.

- Как вы? – негромко спросил парень, и редактор наконец улыбнулась осознанию того, что более не собирается отрицать своей влюбленности в ученика. И плевать на любые ограничения! И пусть ее все еще волновала его магическая способность, но Рин почти убедила себя, что все это ложь и выдумки или же простые совпадения.

- Все хорошо благодаря тебе… - выдохнула она и ощутила теплые пальцы на своей щеке, разворачивающие ее лицо к парню. Их глаза встретились, и сердце снова забилось чаще, доказывая, насколько сильно она утонула в Паке. – Что бы я без тебя делала?

- Я всегда буду с вами, - прошептал он и, слегка потянувшись, коснулся губами ее лба.

С ним все было иначе. С ним мир приобретал краски, а время останавливалось. Рин помнила, настолько он был замкнут вначале, и поражалась тому, каким парень стал теперь. И если бы уже тогда она узнала бы это, то отдала бы все деньги мира ради того, чтобы Чанёль стал настоящим, таким, какой он есть на самом деле, и никогда бы не пожалела об этом.

***

Весь день Рин всячески избегала общества Ким Хидэ и просто старалась выполнять свою работу. Она разносила приглашения для преподавателей на дискотеку, вешала очередные плакаты, помогала ученикам, отпросившимся с уроков, завершать подготовку зала к предстоящим танцам.

Чуть позже подошли и ребята, чтобы отрепетировать в последний раз свои песни. Рин радовалась, глядя, как парни общаются между собой, как подшучивают друг над дружкой, но больше не ссорятся, как раньше. Неужели тот случай с физруком вправду так сплотил их? Выходит, неосознанно ей удалось восстановить давно распавшуюся группу! Но, если подумать, это не только благодаря ей, а еще благодаря Чанёлю, бросившемуся на ее защиту. Если бы не он, страшно подумать, как бы все закончилось…

После утреннего разговора Рин больше не искала оправданий для Ким Хидэ и мысленно согласилась с Джин: он явно давно об этом помышлял, да только прикрывался праведностью и неупотреблением алкоголя. Но и писать заявление в полицию девушка так же не решалась, ведь вполне может быть, что физрук впервые так поступил. Да и, зная об их отношениях с Паком, он вряд ли станет держать язык за зубами.

Смирившись с этим, редактор продолжила проверять списки всех допущенных к дискотеке учеников, иногда посылая короткие взгляды в сторону стучащего по барабанам Чанёля.

И все-таки он был просто потрясающим! Его мышцы, играющие на крепких плечах, сильные руки с рассыпавшимися ручейками голубых вен, блестящий пот, скатывающийся по худому красивому лицу… Она не могла налюбоваться своим мальчиком, чувствуя, как внутри все буквально сжимается от воспоминаний его поцелуев и ласкающих рук на талии…

В такие моменты Рин чувствовала себя старшеклассницей, а не взрослой девушкой, которой уже давно за двадцать. И ей нравилось это чувство, она хотела бы продлить его как можно дольше и наслаждаться им.

- Может, хватит уже на него так откровенно пялиться? – Насмешливый голос Сехуна вывел ее из раздумий, и девушка, быстро отвернувшись, покраснела.

- О чем ты? – попыталась изобразить невинность она, но парень громко рассмеялся и ответил:

- Все уже давно знают, что у вас шуры-муры, еще с той ночи, когда вы спали в одной палатке…

- Что-о? – Лицо девушки вытянулось от шока, и, отбросив бумажки, редактор резко развернулась к парню. – Откуда ты знаешь?!

- Ну вообще-то я проснулся рано из-за того, что захотел в туалет, и вышел на улицу, правда, зацепил ногой Чонина, и он тоже вскоре вылез. А потом мы заметили вас, вылезающую из палатки Чана. Если бы вы не выглядели сонной и слегка помятой, я мог бы списать это на то, что вы его будили, но…

- Ладно-ладно, - закивала Рин и, внимательно взглянув на него, спросила: - Кто еще знает?

- Да все знают, - пожал плечами Сехун, опираясь пятой точкой о край стола. – Крис сразу догадался, когда вы хотели сесть рядом с ним в автобусе, но встряла та девчонка. Лухан понял самый первый, потому что замечал вас вместе с ним все время, Сухо недавно осознал, когда Чанёль приперся к вам домой. Ну, а насчет нас с Чонином вы уже и так знаете.

- Что ж такое… - пробормотала Рин. Неужели она настолько невнимательна, что даже не может скрыть своих чувств?

- Да вы не беспокойтесь, - улыбнулся парень, машинально встряхивая свою продолговатую челку. – Никто никому ничего не скажет. Просто мы привыкли все обсуждать вместе, а за последнюю неделю, пока вы отсутствовали, только этим и занимались, потому что просто торчать здесь, репетируя, ужасно скучно. К тому же мы рады за вас.

- И вам без разницы, что я старше него? – удивилась Рин, глядя на явно довольного собой парня.

- А что нам? Это уже давно не впечатляет, - хмыкнул он. – Вы знали, что мама Чана старше его отца на десять лет?

- Что? – обалдело переспросила девушка, не веря своим ушам.

- Значит, скоро узнаете, - ухмыльнулся Сехун и, оттолкнувшись от стола, повернулся к ней всем телом, складывая руки на груди. – Не обижайте нашего Пака, он хороший парень.

- По-моему, это вы с ним несколько лет даже разговаривать не хотели, - ядовито протянула Рин, недовольно цокая языком. – И если бы не я…

- Что было, то прошло, - просто ответил ученик и, подмигнув опешившей девушке, поспешил к своему месту, где стояла гитара.

Рин поймала на себе пристальный взгляд Чанёля и заметила, как мрачно он поджал губы. Скрывая улыбку, она подхватила листочки и быстро покинула зал, направляясь прямиком к директору, чтобы он подписью утвердил законность проведения сегодняшнего вечера.

***

Музыка громыхала вовсю, и редактор даже пыталась прикрыть уши ладошками, чтобы басы не так сильно пробирали ее. Вскоре у нее даже разболелась голова, и девушка, решив, что побудет лишь на выступлении парней и уйдет домой, пристроилась прямо у стенки, опершись спиной о твердую поверхность.

День выдался очень тяжелый, и ноги безудержно болели. Потирая виски, Рин обратила внимание на совершенно злого физрука, топчущегося в дверях спортзала, будто решая, входить или нет. В итоге все-таки войдя внутрь, он стал рядом с пританцовывающим в такт музыке директором и, заметив организатора, пакостно оскалился. Девушка, не желая отставать, передразнила его такой же ухмылочкой, и, когда его выражение из хитрого превратилось в исполненное отвращения, Рин довольно отвернулась.

Так ему и надо, мерзкому извращенцу! Пусть знает, что она не боится его и за ней стоят ее любимые мальчишки, как раз выходящие на сцену для выступления.

Свет в зале погас, и битком забитое помещение разразилось хлопаньем и улюлюканьем. Она присоединилась к овациям, во все глаза таращась на Чанёля в черной облегающей борцовке и чуть потертых голубых джинсах. Остальные парни были одеты примерно так же, но они не волновали девушку настолько, как это делал Пак.

Женская половина присутствующих запищала от восторга, и Рин не в чем было её обвинить. Все парни были просто потрясающие: стройные, высокие, талантливые. Даже ее брат словно преобразился из зануды в стильного старшеклассника.

Каждый занял свое место, и вскоре первая песня оглушила зал, поражая каждого находящегося в нем своей мелодичностью и новизной.

Насколько было известно Рин, все песни ребята сочиняли сами, а поэтому, когда до нее донеслись первые строки, девушка, затаив дыхание, прислушивалась к словам.

Она была о школьнице, влюбившейся в одного из шести друзей, но тот отказал ей, тем самым разбив сердце. После этого она будто превратилась в тень и спустя два года, когда окончила школу, исчезла из жизней тех мальчишек.

Рин сразу же узнала историю раздора между ребятами и осознала, что та девушка была старше всех их. И хотя радоваться не с чего, но тот факт, что Чанёль влюбился в нее, даже несмотря на то, что она старше, весьма радовал. В то время как другая девушка не смогла зацепить его чувства.

Размышляя над тем, как ей вообще удалось произвести впечатление на Чанёля, редактор почувствовала во внутреннем кармане пиджака вибрацию мобильника и, быстро покинув зал, оказалась в почти пустом коридоре. Только несколько парочек зажималось здесь, не обращая внимания на других.

Ответив на звонок, Рин сразу же услышала голос Чжан Исина и неосознанно похолодела, вспомнив, что до конца данного ей срока остались считанные дни. Со всей своей хандрой девушка пропустила разговор с начальником, которого должна была убедить в непригодности статьи о поцелуях для их журнала.

- Госпожа Им, я хочу вас видеть в ресторане Нонхам в течение часа. Будьте любезны бросить все свои дела и приехать. Я жду вас. – Все это он протарахтел за пару секунд и мгновенно отключился, лишая ее возможности отказать.

Тяжело вздохнув, Рин уныло поплелась в кабинет и, забрав сумочку, направилась к выходу из школы. Если она поспешит, то, может быть, еще успеет к концу дискотеки, после которой они с Чанёлем могли бы пойти домой вместе…

Однако и ужин в каком-то там ресторане отнюдь не предвещал ничего хорошего…

Но что, если…

Рин ошарашенно застыла на месте как вкопанная, слушая бешеный стук сердца. Вся музыка внезапно куда-то пропала, и только мысли лихорадочно бились о прозрачные стены сознания. Горло пересохло, и только один вопрос застыл на языке: что, если виной позднему звонку стал «эффект Чанёля»? Что ей делать в таком случае?

Карточка книги: Эффект Чанёля
Автор публикации Michelle Youmans

Комментарии