Парень на Рождество

Средняя: 4.5 (22 оценок)
Сказали спасибо: 4
Автор публикации: Michelle Youmans
Фэндомы: Исполнители, EXO, Sehun
Персонажи: Сехун/ОЖП
Описание:

Пами уже давно мечтает о парне и в каждое Рождество загадывает желание: встретить свою любовь. Так случается и на этот раз, когда лучшая подруга приглашает ее к себе домой отметить праздник с группой. Но слишком шумная вечеринка утомляет девушку. Спрятавшись в комнате наверху, она не ожидает, что ребята решат подшутить над дружелюбным и компанейским О Сехуном, заперев его вместе с Пами, и теперь этим двоим ничего не остается, кроме как найти общий язык и выбраться из импровизированной ловушки.

-A A +A

Иногда, когда смотрю в окно, мне кажется, будто время застывает. Вот одна снежинка пролетела мимо, вторая поймалась на гладкое стекло и намертво прилипла. Тогда я протягиваю ладонь вперед и касаюсь ее, представляя, что, почувствовав тепло пальца, она не тает и в этом моя волшебная сила. Я мечтаю о том, что могу держать снег в теплых руках, перебирать его, сминать в пальцах, а он все так же блестит и переливает серебром в свете ночных фонарей.

А еще мне часто хочется, чтобы поскорее наступило Рождество и разноцветные фейерверки разорвали небо яркими всплесками красок. Каждый год начиная с моего шестнадцатилетия я мечтала о том, что проведу очередное Рождество с любимым человеком, близким, родным мне парнем. И тотчас одергивала себя, напоминая, что шестнадцать, в общем-то, не предел, а жизнь на этом не заканчивается. Почему именно этот возраст? Мечтательный и наивный, верящий в чудеса.

Но спустя год и даже два я не встречаю его. Того самого. Особенного. Незаменимого. Идеального. И вот в очередной праздник смотрю на ёлку, разукрашенную круглыми яркими шарами, и думаю, как бы замечательно было украсить ее в будущем с любимым. Затем улыбаюсь своим мыслям и отмахиваюсь от них, убеждая себя, что в груди совсем ничего не болит и мне не тревожно на душе. А тем временем мимо проходит близкая подруга, улыбаясь опирающемуся о дверной косяк высокому стройному парню. Его зовут Лэй – он очень популярный в группе, и девочки падают перед ним штабелями, но все знают, что этот парень давным-давно влюблен в мою Хиэ, и никто не желает влезать в их передружбу-недоотношения.

Как и я - предпочитаю просто сидеть на диванчике с пластмассовым стаканчиком, потягивая вишневый сок, мой любимый, кстати. Наблюдаю за всеми гостями, рассматриваю счастливые улыбки и иногда даже улыбаюсь сама, потому что невозможно игнорировать общее веселье.

Но несмотря на все это, мне одиноко. Потому что я отличаюсь от остальных, напоминаю серую мышку, закрытую в себе, отчужденную, нелюдимую. Хиэ часто делает мне выговоры из-за того, что я веду себя так. Она говорит, что я по-дурному трачу время, выискивая в толпе «принца, которого не существует», и бывает, я мыслями соглашаюсь с ней, а вот сказать ничего не могу. И будь она права триста раз, все равно упорно продолжаю ждать, думая, что вот уже скоро, откроет дверь и я пойму: это мое. Мой. Моя судьба.

Но он не приходит, и время истекает намного быстрее, чем кажется. Улыбки за смехом, секунды под руку с минутами, часы на стене, покрывающиеся паутиной, которую замечаешь спустя несколько недель, не раньше, и убираешь ее, а потом снова и снова это повторяешь через время.

Часто ловлю себя на мысли, что я упускаю что-то важное, а что - не могу осознать. Теперь же поднимаюсь с дивана и становлюсь в круг одногруппников, с которыми мы празднуем Рождество, смотрю, как искренне смеется моя подруга и как слегка склоняет голову на плечо Лэю, а он ласково улыбается и совсем капельку неуверенно касается пальцами ее длинных волос.
Скрываю улыбку и навернувшиеся слезы. Я счастлива, что эти две души нашли друг друга, а между ними настолько хрупкое, очаровательное и невесомое нечто, понемногу превращающееся в выбор для двоих. То, что соединяет людей по всему миру, то, с чего все начинается, чего не видишь, но чувствуешь всем естеством.

Неожиданно моей руки касается чей-то локоть, и я перевожу взгляд на рядом стоящего парня. Это наш вечно улыбающийся позитивный О Сехун, с которым с момента знакомства я даже словом не перекинулась. А ведь прошло уже пару лет нашей с ним общей учебы. Рядом с этим парнем всегда свет, всегда счастье. С ним невозможно скучать, людей к нему тянет, будто подсолнухи к солнцу.

Бывает, мне удается незаметно понаблюдать, как он играет с друзьями на занятиях физкультуры или как помогает девчонкам выносить мусор после дежурства. Как он протирает доску, становясь на носочки, и от этого его пиджак на спине натягивает и открывает худую талию да вывалившуюся из брюк рубашку.

Тогда я прыскаю в кулачок и сразу же отворачиваюсь, делая вид, что смотрю совсем не на него и смеялась по другой причине. Не хочу, чтобы он заметил мой интерес, а если быть точной, любопытство. Частенько задаюсь вопросом: как стать такой же притягательной, как он? Как перестать быть мышкой, беспрекословно выполняющей любой приказ преподавателя или одногруппника? Я ведь не могу отказать… Никогда не могла заставить себя сделать это. Даже если все мое сознание кричит, что не хочет делать этого… Губы послушно выдают: "Да, конечно. Я все сделаю". Так же, как и тогда, когда Хиэ попросила пойти с ней на вечеринку. Даже зная, что мне не нравятся подобные мероприятия, она попросила, и я… не смогла отказать.
Мрачнею от этих мыслей и не сразу замечаю, что светлое лицо парня оказывается прямо передо мной.

- С Рождеством! – восклицает он, а позади уже звонко стучат бокалы, касаясь стекла друг друга. Кто-то говорил тост, а я все пропустила, и поздравил меня только Сехун.

Неуверенно киваю и слегка ударяю стаканчиком о его бокал с алкоголем. Его губы растягиваются в широкой улыбке, и я не могу не ответить. Но как только он отходит в сторону, внутри что-то обрывается, и я снова углубляюсь в душевное неравновесие. Опять бросаю взгляд в сторону Хиэ и Лэя - они уже обнимаются, а моя эгоистичная тоска разъедает изнутри сердце.

Быстро мотаю головой и отставляю стаканчик на стол, пробираясь через толпу к ступеням. Хиэ говорила, что если мне вдруг станет дурно, то я могу пойти в комнату наверху, чтобы отдохнуть. Оказавшись на верхней ступеньке, обвожу взглядом гостиную, где изрядно подвыпившие одногруппники да студенты из параллельных групп танцуют под громкую современную музыку, и тяжело вздыхаю.

Ну почему я не могу быть такой же, как они? Почему от этого шума у меня болит голова, а если выпью хоть каплю алкоголя, сразу же отключаюсь? Я не умею шутить. Я не могу быть смешной. Я не первая красотка и особым умом не блещу. Я настолько простая, что сводит скулы и пробивает оскома.

Обнимаю себя за плечи и иду прямиком в комнату. Она оказывается очень уютной; у стены высокий шкаф, с другой стороны кровать и две прикроватные тумбочки, на одной из которых стоит милый ночник в форме дельфина. Если подключить его к электричеству, то из его рта польется вода, спускаясь прямо в маленький каменный бассейн под ним.

Но я не трогаю его и не рассматриваю, а подхожу к широкому подоконнику у высокого прозрачного окна и усаживаюсь прямо на него, поджав ноги под себя. В комнате темно, свет не включаю. Я всегда любила одинокий мрак, особенно когда за окном волшебный снегопад, а глядя на длинные полоски света от уличных фонарей, можно увидеть блеск каждой снежинки.

Я прислоняюсь носом к холодной поверхности и с затаенным дыханием наблюдаю за снежным танцем. А потом закрываю глаза и мысленно в очередной раз прошу для себя чуда в виде парня на Рождество. Вот бы встретить такого в этом году и полюбить всем сердцем.

В последнее время подобные мысли посещают меня чаще обычного… Я думаю, почему это происходит? Что со мной не так? Но вокруг все иначе, вокруг влюбленные и радостные, вокруг сплетённые между собой пальцы и сладкие поцелуи. Сначала я притворялась, что меня тошнит от подобного, а потом поняла, что это то, чего мне так не хватает. Просто быть нужной кому-то, гулять с кем-то, чувствовать рядом тепло.

Резко вздрагиваю от неожиданно открывшейся двери. В комнату проникает свет, а затем его искажает чья-то фигура, мешком повалившаяся на пол. Смех, шутки и поспешное захлопывание двери за собой. Я же напряженно вглядываюсь в силуэт на полу, сильно вцепившись ладошками в край подоконника.

- Вот черт, шутники хреновы! – кряхтя и поднимаясь на ноги, говорит какой-то парень, и через пару секунд до меня доходит, что это Сехун. Удивленно отклоняюсь к стеклу и старательно делаю вид, что меня здесь нет. А вдруг не заметит? Не хочу говорить с ним… Боюсь… Сердце колотится где-то под горлом, то подскакивая вверх, то падая вниз.

Он отряхивается и поднимает голову, в этот момент наши взгляды сталкиваются, и мой желудок сводит судорогой волнения. Сехун некоторое время молчит, а потом мягкая улыбка украшает его красивые губы:

- А ты чего здесь спряталась? Устала от толпы и шума?

Молча киваю, но не решаюсь что-либо сказать. Обхватываю руками поджатые к подбородку коленки и смотрю на него исподлобья. Он хмыкает и тянется к выключателю, но когда тот щелкает, свет все равно не загорается. Еще сильнее вжимаюсь в стекло позади себя, но не потому что боюсь этого парня, а потому что предугадываю разговор с ним. Становится очень страшно, ведь я совсем не умею общаться с мальчиками. Скорее всего, он просто решит, что я глупая и медлительная, если услышит хотя бы одну фразу.

- Лампочка, что ли, сгорела? – задумчиво протягивает Сехун и, пожав плечами, делает шаг в мою сторону. – И все-таки, чего молчишь? С Хиэ поссорилась или что?

Отрицательно мотаю головой, и он изумленно сводит брови:

- А что тогда? Голос пропал? Простудилась? Хочешь, принесу тебе кофе?

- Н-нет, - наконец, выдавливаю в ответ и незаметно касаюсь указательным пальцем кончика носа, напоминая себе, что это реальность и я не сплю. Это само по себе удивительно, что такой парень, как Сехун, заговорил со мной… Он, наверное, и имени моего не знает.

- Все-таки, пойду тебе за шоколадом, подожди пару минут… - решительно говорит он и поворачивается к двери, протягивает руку, нажимая на металлическую ручку, но она не поддается, как и дверь, оставшаяся закрытой.

- Вот придурки, - шипит парень и пару раз сильно стучит кулаком по двери, но через громкую музыку снаружи никто ничего не слышит. – Неужели и правда решили запереть меня на всю ночь?! Совсем никакого воображения!

Я молчу и снова отворачиваюсь к окну, надеясь, что Сехун сядет на кровати и просто будет ждать, пока кто-то не откроет дверь, но он спустя пару минут подходит ко мне и садится напротив, точно так же поджимая ноги под себя и рассматривая меня в упор.

Усиленно вглядываюсь в снежинки и прячу румянец на щеках, а еще убеждаю себя, что сердце в груди колотится только потому, что этот парень совсем близко и я не знаю, как себя вести с ним, а не потому что где-то глубоко в подсознании он мне симпатичен.

- Шоколад отменяется… Что ж, так как нас закрыли, не хочешь просто поболтать? – чуть склонив голову набок, улыбается Сехун, и я торопливо качаю головой, вновь поворачиваясь к окну. Ну нет, мне же и пары слов связать не удастся! Он хмыкает и тоже смотрит в окно, словно думая о чем-то своем. Вокруг нас тишина, если не считать музыки, доносящейся из гостиной, да громкого смеха ребят, празднующих Рождество.

Я ругаю себя за то, что не могу быть нормальной и позволить парню поговорить со мной. Ужасно жалею и хочу плакать от бессилия и неуверенности. Все потому, что я никогда никому не нравилась, так с чего бы Сехуну интересоваться мной? Это безумство. Он просто хочет убить время, а если я заговорю с ним, то, несомненно, накручу себе много лишнего и буду мучаться позже…

- Что ты загадала себе получить в новом году? – тихо спросил парень, игнорируя мой отказ общаться. Я неуверенно взглянула на него и поймала адресованную мне улыбку. Одернула себя и мысленно надавала тумаков, заставляя молчать, но все равно произнесла:

- Ничего особенного…

Сехун понимающе кивнул и опять перевел взгляд на окно, любуясь снежинками:

- А мое желание очень важное для меня. Я загадал, чтобы девушка, которая мне давно нравится, обратила на меня внимание.
Я негромко пыхнула, и он удивленно посмотрел в мою сторону, явно пытаясь понять мою реакцию. За дверью кто-то упал, и мы оба крутанули головами, вперившись взглядом на полоску света внизу. Затем парень слегка кашлянул, привлекая мое внимание к себе:

- Так что ты сказала?

- Желания нельзя рассказывать, - еле слышно выдавила я, пытаясь оправдать свое поведение. – Не сбудется же ведь.

Парень рассмеялся, прикрывая рот ладошкой. Пользуясь моментом, я залюбовалась его улыбающимися глазами и спавшими на лоб высветленными прядями волос. Он был очень красивым, да любая девушка в университете могла подтвердить это! Ходили слухи, что ему даже предлагали стать моделью, но он пока не решил, что ответить им.

- Ты права, - вскоре говорит Сехун, отвечая на мой пристальный взгляд еще более внимательным, чем до этого. По телу разбегаются мурашки, и я поспешно обнимаю себя за плечи, пряча «гусиную кожу».

Мы снова замолкаем, и на этот раз тишина длится дольше, но она совсем не напряженная. Мы просто любуемся снегопадом, вслушиваемся в голоса из гостиной, рисуем на запотевших от дыхания окнах различные рисунки и посылаем неуверенные улыбки друг другу.

Я не чувствую себя лишней и даже перестаю трястись от волнения из-за его присутствия. Просто наслаждаюсь этой необычной волшебной рождественской ночью, ставшей мне настоящим подарком в новом году.

Но когда в доме все стихает, а полоска света под дверью исчезает, мы испуганно переглядываемся, а потом замечаем из окна, как все гости толпой куда-то идут, и Сехун вспоминает, что они собирались пойти на ночной фейерверк в центре города.

- Кажется, про нас забыли, - протягивает парень, почёсывая затылок, и с повышенным интересом рассматривает оконную раму. – Но мы же не будем тут торчать до утра, так ведь? Я тоже хочу посмотреть на фейерверки!

На самом деле, я не против просидеть с ним до восхода, но, к сожалению, не могу в этом признаться, а поэтому просто молчу и киваю. Меня разбирает любопытство, что же он придумал, и когда парень открывает окно, забираясь на раму, я не сдерживаю вскрик.

- Я первый, а ты за мной! – машет рукой Сехун, указывая вниз, и не успеваю рта раскрыть для протеста, как он птицей спрыгивает на землю. – Давай сюда!

- Но здесь второй этаж! – кутаясь в свою же кофту, отрицательно мотаю головой, а сердце уже почти вырвалось из грудной клетки навстречу вытянутым вверх рукам О Сехуна.

- Не бойся! Я поймаю тебя! Обещаю! – кричит он, и я заторможено кусаю свои губы, лихорадочно крутя головой в поисках хоть кого-нибудь, кто мог бы помочь, но улица была пустынная, все люди сидели в теплых домах, а кто-то и вовсе уже стоял на площади, ожидая ночного представления.

Было холодно, но, по крайней мере, на мне была обувь, а чтобы совсем не окоченеть на улице, я поспешно открываю шкаф и через пару минут нахожу две одинаковые и очень тёплые кофты. Хватаю их и, пересекая комнату, свешиваюсь через раму окна, бросая одежду в руки парню.

- Вот, чтобы не замерзнуть, - говорю я, и сначала на красивом лице одногруппника появляется изумление, а потом оно сменяется непонятным выражением, очень напоминающим радость и смущение одновременно. Однако решаю не заморачиваться этим и, отклоняясь назад, забираюсь на подоконник, цепляясь ладошками за раму. Он стоит внизу и смотрит прямо на меня, и от этого все тело прошивают приятные дрожь и волнение, хоть я все еще и боюсь делать это.

Сехун слегка играет пальцами ладоней, делая подзывающие жесты, и я не сдерживаю улыбку. Он улыбается в ответ, и мне кажется, будто этот момент навсегда останется в моем сердце. Набираю побольше воздуха в легкие и, крепко зажмурившись, отталкиваюсь пятками от окна, бросаясь вперед.

Каких-то пара секунд, и я оказываюсь прямо на руках блондина. Сначала он вроде бы уверенно стоит на ногах, но затем вдруг начинает шататься, и меня накрывает запоздалая реакция. Всего-то и успеваю, что обхватить его шею руками и ткнуться в нее холодным носом. Мы падаем на снег, но я не чувствую удара, потому что меня защищают руки Сехуна, что продолжают обнимать меня за плечи, прижимая к теплому чужому телу.

- Все хорошо? – хрипло интересуется он, и я быстро киваю, пытаясь встать на ноги, но снова поскальзываюсь и теперь уже сильнее впечатываюсь прямо ему в грудь. Щеки неприятно саднят, но я могу думать лишь о том, какие сильные ладони у этого парня и как крепко они удерживают мои руки чуть выше локтей. – Ну что же ты так неосторожно?

- П-прости, - быстро слезаю с него и отхожу на безопасное расстояние, наблюдая, как Сехун медленно встает и отряхивает покрытую снегом одежду. Потом он берет лежащие рядом кофты и протягивает одну мне, а вторую надевает сам. Мне неловко, но я натягиваю кофту, глядя куда-то ему под ноги.

- Ты молодец, я и не подумал об этом. А ведь потом мы бы замерзли, - улыбается парень как ни в чем не бывало, и я ощущаю, как теплеет на душе от его ласкового тона и приятных слов. – Ну что? Пойдем?

Киваю и делаю пару шагов ему навстречу, но опять-таки поскальзываюсь на ровном месте и мешком валюсь на землю. Сехун быстро подбегает и помогает мне встать, а затем подхватывает под руку, обхватывая мою ладошку своей и переплетая наши пальцы. Чувствую, как горят мои уши и заходится сердце, а он смеется и говорит:

- Лучше тебе держаться рядом, у меня обувь не так сильно скользит.

Хочу сказать, что, в общем-то, он и сам пару минут назад упал, но молчу, потому что мне очень нравится его прикосновение. Кажется, будто все мои мысли захвачены этим ощущением новизны, теплотой чужих пальцев, яблочным запахом, исходящим от его одежды.

Мы идем по отлично протоптанной дорожке, ведущей в самый центр города. Снегопад продолжается. Издалека доносится шум, человеческие голоса, музыка и рождественский дух праздника. Мне не хочется думать о том, что будет после фейерверка, уйдет ли он, оставит ли меня. И даже не желаю вспоминать о его желании, в котором замешана какая-то девушка, нравящаяся ему. Мне хочется оставить эту ночь для себя, спрятать в тайном кармашке на внешней стороне сердца и никому об этом не говорить. Чтобы это осталось между нами как секрет. Он его забудет, а я запомню навсегда - и мне совсем не обидно, мне очень даже радостно, потому что, наконец, за многие годы я впервые не одинока в этот день.

Вскоре мы уже видим огромную собравшуюся на площади толпу, посредине красуется украшенная новогодними игрушками ель, краснощекие музыканты теребят свои инструменты, разливая волшебство живой музыки вокруг себя. А моя рука продолжает покоиться в ладони парня, отчего лицо буквально вспыхивает, как свекла. Мысленно пинаю себя за то, что мне это так нравится, и умоляю не зацикливаться на этом свой разум, но даже то, что подконтрольно, не всегда помогает успокоиться, ведь сердце беспрестанно набирает все больший и больший ритм, мешая мне нормально дышать.

- Как красиво… - протягивает Сехун, и я, глядя на него, шепчу:

- Да, очень…

Наши взгляды пересекаются, и лица на мгновение становятся серьезными. Он молчит, и я тоже, а уж когда совсем внезапно тело парня разворачивается ко мне, немного приближаясь, я забываю как дышать и начинаю моргать чаще. Волнуюсь так, будто сдаю годовой экзамен, быстро сглатываю, но не произношу ни звука. А потом темные небеса разрезает яркий всполох света и громкий взрыв первого фейерверка.

Сехун испуганно вздрагивает и задирает голову вверх, я повторяю его движение, а краем глаза замечаю, как радуется и кричит толпа. Самое сердце праздника, особенное время, наступившее Рождество. За первым следует второй, а затем и третий всполох, и я не могу не воскликнуть от счастья, распирающего меня изнутри. Сехун реагирует на мой голос и снова смотрит мне в глаза, я больше не выдавливаю улыбку, а искренне смеюсь, не сдерживая слез, хотя, возможно, это от холода мои глаза слезились, но и это неважно.

Он вдруг протягивает руки, подхватывает меня и начинает кружить под приятную медленную мелодию, доносящуюся от инструментов музыкантов, такую волшебную и необычную, что я закрываю глаза и просто наслаждаюсь. Мне совсем неважно, что впервые провожу Рождество в компании почти незнакомого мне одногруппника, ведь я счастлива, несмотря ни на что.

Меня охватывает непередаваемое ощущение, потому что я чувствую на своих губах что-то необычное и приятное. Слегка приоткрываю глаза и вижу длинные черные ресницы парня, они так близко, что перехватывает дыхание. Сердце проваливается в желудок, кончики пальцев покалывает, а сознание вдруг словно затягивает туманом. От него пахнет яблоками, а от меня вишневым соком, его губы теплые, а мои совсем холодные, но с каждой секундой он отдает мне свое тепло через поцелуй. Сехун слегка отстраняется, тяжело и часто дышит, его горячее дыхание обдает мое лицо, но я не отталкиваю… Сильнее сжимаю пальчиками ткань его кофты и опускаю ресницы, боясь смотреть ему в глаза.

Вокруг все еще шумно, а фейерверки продолжают разрываться в небе, а мы словно целую вечность стоим лицом к лицу, не решаясь на дальнейшие действия. Он стоит так близко, что мои мысли путаются, сердце колотится теперь уже в ушах, а глаза пристально всматриваются в чуть влажные губы напротив.

- Вот мое желание и сбылось… - тихо говорит он, и, несмотря на общий гам, я слышу его довольно отчетливо. Вздрагиваю и поднимаю голову, встречаясь с ним взглядом, выжидательно приоткрываю губы. – Девушка, которая мне давно нравится, не просто заметила меня, а даже позволила себя поцеловать…

Не могу поверить, что это правда и, подаваясь вперед, отчаянно обнимаю его, утопая лицом в кофте, а он прижимает меня к себе, обвивая талию руками. Горячее дыхание ворошит волосы на голове, вокруг нас все переливается, блестит, пестрит красками.

- Ух ты! Сехун, Пами! Вот вы где! – слышу знакомый голос и узнаю в нем Хиэ. Медленно вздыхаю, потому что совсем не хочу отрываться от Сехуна, а еще мне дико стыдно, что вот так стою и обнимаюсь с парнем посреди огромной площади. Чуть поворачиваю голову и вижу всех наших одногруппников, идущих к нам и размахивающих над головой всякими побрякушками, светящимися в темноте. Они совсем близко, уже многие перешёптываются и смеются, глядя на нас, а я все сильнее вцепляюсь в него.

- И моё желание… - шепчу, и Сехун склоняет голову ко мне, серьезно и внимательно заглядывая в глаза.

- Что?

- Я могу загадать новое желание? Можно мне загадать тебя?..

Мгновение он просто молчит и смотрит, совсем не обращает внимания на окрикивающих его друзей. Они удивляются тому, как мы выбрались, что-то кричат и за пару минут окажутся прямо возле нас, но прежде, чем это происходит, ладони Сехуна оказываются на моих щеках, а его губы на моих губах. На этот раз мне нравится даже больше, чем впервые, и я уверенно отвечаю ему, подсознательно догадываясь, что нужно делать. Наше дыхание едино, мы чувствуем друг друга, не слышим других и их громкое улюлюканье… Прижимаюсь к моему рождественскому парню сильнее, и мне совсем не страшно. Сердце больше не бьется как сумасшедшее, оно томится от счастья, тянется к нему, позволяет мне осознать, что, кажется, я влюбилась в того, кто, как оказалось, уже давно влюблен в меня.

Но за собственными страхами, сомнениями и поисками «принца из толпы» я забыла о самом важном: любовь всегда была рядом со мной, просто я ее не замечала и избегала, но она все равно настигла меня; и это будто настоящее зимнее чудо, в которое практически невозможно поверить, но я с радостью верю.

Комментарии