All I wish is...

Средняя: 4.6 (10 оценок)
Сказали спасибо: 1
Автор публикации: Claire Moren
Фэндомы: Исполнители, EXO, DO
Персонажи: Кёнсу, Миён
Описание:

– Ты знаешь, что в ночь на Рождество можно загадать заветное желание, и оно обязательно исполнится?

-A A +A

Самые яркие воспоминания из детства у меня связанны с Рождеством, точнее единственные хорошие воспоминания. Как сейчас помню, зима, я и остальные дети из приюта стоим на площади и распеваем «Silent night» под руководством нашего дирижёра мистера Уилсона. Это был единственный день в году, когда мы выбирались из вечного заточения. Деньги, которые нам кидали в коробку, а точнее копейки, шли на ремонт нашего старого детского дома, в котором всегда протекала крыша, а щели в окнах заставляли укутываться в плед с головой, оставляя небольшое отверстие для попадания кислорода в лёгкие.

В один из таких дней, тогда мне было 8 лет, не обращая внимания на снегопад, я пела так полюбившуюся мне песню и заметила кое-что, что не могло меня не расстроить: проходящие мимо нас люди, бросали в нашу сторону презренные взгляды и ускоряли свой шаг. Беспризорники - за тот Рождественский вечер было единственным брошенным нам словом.

«Может, так было всегда, а я только сейчас обратила на это внимание?»
«Разве, это наша вина?»
«Что мы им сделали? Мы всего лишь поём песню, которая заставляет поверить в чудо, вселяет надежду и тёплое, как камин, чувство внутри».

Погрузившись в грустные размышления, не помню, как допела песню, и даже не помню, как оказалась на скамейке в парке, оставшись в одиночестве и плача от обиды.

- Почему ты плачешь? – услышала я мальчишеский голос сквозь слёзы и, всхлипывая, подняла голову.

Передо мной стоял мальчик с большими глазами и необычными, напоминающими сердечко, губами.

- Какая тебе разница почему? – обиженная на весь мир, я ждала очередного обидного слова от зимнего мальчика, напоминающего ангела.

- Сегодня Рождество, никто не должен плакать и никто не должен быть один.

- Но у меня никого нет, - новые слёзы покатились по моим щекам. – Я одна.

Мальчик вытер своими руками в варежках мои щёки, избавляя от слёз, после чего этими же руками приподнял мою голову и посмотрел в мои красные глаза.

- Теперь с тобой я, поэтому не плачь, - в его голосе слышались командные нотки, - хорошо?

Всхлипнув последний раз, я замотала головой, стараясь не заплакать. Но когда я увидела добрую от всего сердца улыбку, слёзы куда-то испарились, а на моём лице появилась не менее искренняя улыбка.

- Пойдём, нельзя долго сидеть на холоде, - и зимний ангел потянул меня за руку. – У тебя нет перчаток? – мальчик нахмурился, после чего снял свою левую варежку. – Вот, надень её на левую руку, а правой держи меня за руку, так нам обоим будет тепло в обе руки.

- Хорошо, - но вряд ли этот шёпот куда-то в шарф был услышан.

- Как тебя зовут? – улыбаясь, спросил зимний мальчик.

- Миён, - ответила я, улыбаясь и демонстрируя отсутствие верхних молочных клыков.

- А меня Кёнсу. Давай дружить, Миён, - взяв мою руку в свою, ангел снова потащил меня куда-то, не дожидаясь моего ответа.

Я не могла поверить своему счастью: у меня появился мой первый друг!
Казалось, что вот он – мой подарок, который крепко сжимает мою руку, за хорошее поведение на протяжении нескольких лет. Обида на злых взрослых, начала таять в тепле Рождественского настроения и новой дружбы.

- Держи, только аккуратно, он горячий, - предупреждал меня мой друг, протягивая мне кружку горячего шоколада с корицей.

- Спасибо, - я пододвинула кружку поближе и вздохнула приятный аромат.

- А сколько тебе лет? – после небольшой паузы спросил Кёнсу.

- Восемь, - с опаской пытаясь немного отпить вкусного, но горячего напитка.

- Да? - на его лице появилась всё та же волшебная улыбка, - а мне десять, поэтому можешь называть меня оппа. – он некоторое время смотрел на меня, о чём-то размышляя и наблюдая за тем, как остужаю горячий шоколад. – Ты знаешь, что в ночь на Рождество можно загадать заветное желание, и оно обязательно исполнится? – мои глаза непроизвольно округлились, а сама я отрицательно замотала головой. – Честно! – в его глазах появился хитрый огонёк. – Ты ведь хочешь узнать, что нужно для этого сделать, да? – на этот раз я замотала головой положительно, готовая внимать всей мудрости, которую Кёнсу мне собирался рассказать. – Но тогда, ты должна мне пообещать кое-что, хорошо?

- Хорошо, но что пообещать? – в тот момент, я готова была отдать всё ради того, что бы узнать тайну, которая, казалось, может решить все мои проблемы.

- Ты должна написать на листике предложение, которое начинается со слов «Всё, чего я хочу, это», а дальше надо написать своё желание. Потом надо забрать этот листик с собой и положить его с маленькой еловой лапкой и хранить целый год! – делая акцент на последних двух словах, говорил зимний мальчик. - Потому что в следующее Рождество в это же время, мы встретимся в этом кафе за этим столиком, и если то, что ты пожелала, исполнится, то ты должна будешь показать мне этот листик со своим желанием. После чего мы обменяемся подарками, выпьем вместе горячий шоколад и напишем новое желание. Договорились? – протягивая руку, спрашивал Кёнсу.

- Договорились, - ответила я после недолгого размышления, закрепив договор рукопожатием.

Друг протянул мне листик с логотипом этого кафе и ручку. У меня был целый список желаний, но так как надо было выбрать одно, самое заветное, то я без сомнений и с уверенностью быстро написала его, прикрывая листик ладошкой от Кёнсу.

Сегодня уже восьмое Рождество с того дня, а Кёнсу так и не появлялся на месте нашей встречи. Я, наверное, глупая: каждый раз в этот день заказывать один и тот же столик в одном и том же кафе, в одно и то же время, но каждый раз мне кажется, что он точно придёт. Почему-то не могу отпустить этого зимнего ангела, которого знала всего-то один день, точнее вечер. Даже сейчас, подготавливаясь к празднику со своими друзьями и напевая «Silent night», единственным, чем забиты все мои мысли, является то, что через сорок три минуты я должна сидеть за столиком в том кафе.
Дело вовсе не в подарке, бесплатном горячем шоколаде или в очередном новом желании, по правде говоря, первое до сих пор не исполнилось, хотя так хочется верить, что, может быть, ещё не поздно ему исполниться в этом году. Я просто хочу снова увидеть этого мальчика с искренней улыбкой. С ним ведь ничего не могло случиться?

Всего лишь на секунду почувствовав прилив решимости, я уже кое-как закручиваю шарф на своей шее, быстро застёгиваю сапоги и покидаю квартиру своей подруги.

- Нет, ну, ты не исправима! – доносилось до меня её возмущение.

Ещё три здания и я увижу окно, прямо около которого по ту сторону стекла расположен тот самый стол. Этот предмет мебели, конечно, как всегда будет одиноко ждать меня, несмотря на то, что заказан на двоих. Так же как я в одиночестве жду Кёнсу, но всё же … а вдруг и сегодня случится чудо, как в тот день, когда я познакомилась с улыбчивым мальчиком. С помощью которого впервые провела Рождество не одна.

Пока подходила к окну, то уже передумала и собиралась возвращаться назад к друзьям, как вдруг заметила что-то новое и непривычное боковым зрением. За нашим столиком кто-то сидел.

Я повернула голову, что бы убедиться в том, что мне это не мерещится. Нет, мне не показалось. За столом, на котором стоял средних размеров подарочный золотистого цвета пакет, сидел парень с большими красивыми глазами и губами, так напоминающими сердечко. Никаких сомнений, это Кёнсу, тот самый зимний мальчик, только теперь восемнадцатилетний симпатичный юноша.

Потянув дверь на себя, я оказалась в тёплом помещении. Приближаясь к столику, я смотрела на него, а Кёнсу в свою очередь уже смотрел в окно.

И почему ты не посмотрел туда минутой раньше?

- Не возражаешь? – эти два слова, присаживаясь на стул напротив Кёнсу и опуская свой подарок на стол, было первым, что пришло в мою голову, что, в общем, я и озвучила.

Кёнсу чуть прищурился, как бы пытаясь понять, не ошибается ли он. Что бы развеять его сомнения, я достала из сумочки старенький и слегка помятый листик с эмблемой этого кафе и протянула его своему первому другу.

Парень улыбнулся, как и тогда самой искренней улыбкой в мире, после чего взял листик и развернул его. Не знаю, возможно ли такое, что бы его улыбка стала ещё теплее, но мне показалось именно так.

- Поздравляю, видимо сегодня твоё желание, наконец, исполнилось и прости, что пришлось ждать так долго.

Я не смогла сдержать улыбку, после чего посмотрела прямо в его шоколадные глаза, в которых, казалось, можно легко растаять.

- Лучше поздно, чем никогда.

Кёнсу рассказал, как в скором времени его отец получил повышение, и им с семьёй пришлось переехать в другую страну. Затем я рассказала ему, как жила в приюте полтора года, как меня потом усыновили, какими хорошими оказались мои приёмные родители, которые отправили меня в одну из самых респектабельных школ.
Я что-то говорила ему, одновременно стараясь не пялиться всё это время на него, однако, у меня это слабо выходило, так же как и у него.
И вот мы уже разговариваем обо всем на свете, не замечая окружающих нас людей и времени, позабыв о подарках и о листике, на котором детским кривоватым подчерком написано: «Всё, чего я хочу, это встретить тебя снова».

Комментарии