Равнодушие

-A A +A

Часть 1

Переезд в новый дом не сулил Лиен ничего хорошего. Девушка даже успела пожалеть, что они уехали с прежнего места жительства. Как оказалось, отцу Лиен предложили новую работу, перспективнее, поэтому они быстро собрали вещи и переехали в элитный район Сеула.

Район не представлял золотые горы. Зато тут жили самые богатые люди Южной Кореи, находились лучшие школы и детские сады, престижные университеты. Лиен не стремилась, конечно, к поступлению в такой университет. Ее больше поражала красота этих зданий. Настолько новые, чистые и сверкающие, будто их построили совсем недавно.

Отец Лиен выбрал дом в частном секторе, среднего размера, и то еще остался должен за него огромную сумму своему боссу. Лично девчонка вообще была против, а когда услышала, что ей придется жить в общежитии школы, делить комнату с совсем посторонним человеком. Она даже попыталась объявить голодовку. Но с родителями не поспоришь, ка бы сильно не стараться.

Хоть Лиен и была буйной и непослушной, вдобавок вредной девчонкой, но все равно сдавалась, если видела безнадежность. Да, она была боевой. Всегда защищала себя и свое, боролась с несправедливостью, но иногда сама опускала руки, глубоко вздыхая.

Вот как сейчас! Занося уже третью коробку, Лиен постоянно оглядывала новый дом. Сказать, что он ей нравился? Нет. Вообще не нравился. Она по прежнему предпочла бы жить в тихом районе на окраине Сеула, ходить в школу, где ничему не учат, и дружить со своими преданными друзьями.

— Мама, — прокричала девчонка, опуская на паркетный пол коробку с книгами, — там остались коробки, которые я даже не могу поднять. Вообще, давай соберём вещи и обратно в нашу квартирку? — предложила девчонка, наблюдая за реакцией матери.

— Лиен, детка, ты обещала не ныть при переезде. Лучше бери пример с твоего брата, — погладила мать младшего по голове, укладывая волосы.

— Извини, — тихо произнесла девчонка, понимая, что с матерью спорить бесполезно. Растрепав волосы Канина, девчонка направилась осматривать дом.

Сначала Лиен осмотрела свою комнату, где уже лежали коробки с ее вещами и пустая кровать. Почему-то девчонке стало грустно. Недавно они жили спокойно в любимой квартире, наслаждались семейным очагом, а теперь им приходится обустраивать новый, совсем чужой дом. Вспомнив про общежитие, девчонка спустилась обратно на кухню, рассуждая, что все-таки сумеет переубедить мать не отдавать ее в чужие руки.

— Отец скоро приедет с работы? — спросила Лиен, взглянув на занятую мать. Женщина все смотрела на шкаф, пытаясь красивее расставить книги и остальные предметы декора.

— Он будет к ужину, — сообщила мать спустя несколько минут. — Может на эту стену повесим картину? — спросила женщина Лиен, но девчонка глубоко вздохнула и отвернулась.

— Я хотела поговорить насчет общежития, — между прочим добавила Лиен, но мать ее перебила:

— Дочка, с этим ничего не поделаешь! Если отец сказал переезжать, значит так и надо. Ты сама подумай: на проезд ты потратишь больше денег, чем поживешь в общежитии, тем более босс твоего отца твое место оплатил, — вежливо произнесла женщина.

— Почему мы постоянно должны пользоваться чьими-то подачками? — возмутилась Лиен, пытаясь сохранять спокойствие.

Но у девчонки это слишком плохо получалось. Ее отец вечно пользовался кем-то, просил деньги и получал любую помощь. Это очень раздражало девчонку. Почему же ее отец всегда был настолько нахален. Ей даже было стыдно свою семью.

— Лиен-а, не спорь зря. Ты знаешь, в каком мы положении! И ты будешь жить в общежитии! — повысила голос мать, приставляя руки к бокам.

— Почему если что, то страдаю я? — спросила Лиен, так же повышая голос.

— Мы закрыли эту тему, — махнув рукой, женщина открыла следующую коробку, выложив из нее все вещи.

Фыркнув, Лиен направилась в свою комнату. И за что с ней родители так поступают? Почему они портят жизнь не только себе, но и детям? Лиен никак не была согласна с решением родителей жить в общежитии. Девчонка даже твердила, что будет ходить пешком, лишь бы жить дома. Но вопрос давно был решен. Документы девчонки уже давно находились у коменданта общежития.

Лиен не нравилась ее комната. Даже запах ей был противен. Взглянув на коробки еще раз, Лиен пнула их ногой, сама потом ойкнув от боли в пальцах ног. Затем все-таки принялась собирать свои вещи в общежитии. По крайней мере, там ее никто не будет контролировать, а уж тем более что-то запрещать.

Лиен была девчонкой, которая любила свободу. Да что там, она и окружающих учила любить свободу. У девчонки не было так много подруг, но несколько преданных было. Лиен даже не стремилась искать новых, зная здешнюю молодежь. А ведь подростки были избалованы, нахальны и слишком горды.

Положив сумку у дверей, Лиен взглянула на занятую мать, затем на довольного Канина, который получил мороженное и охотно облизывал его. Мальчик подошел к Лиен и отдал ей сладкое, затем убежал к матери дергая ту за кофту.

— Мама, а Лиен от нас уходит? — спросил мальчишка шепеляво.

— Да, милый, уходит, — присела мать на корточки перед сыном, поправляя воротник рубашки и стирая шоколад с губ пальцем. Младший всего лишь улыбнулся и показал язык Лиен.

— Мама, ты это видела? — присев на тумбочку, спросила Лиен, возмущаясь. — Вы воспитываете маленького монстра.

— Не говори так о собственном брате, — перебила ее мать, продолжая убираться в доме.

Лиен оставалось лишь вздохнуть. Канин представлял мелочь по сравнению с тем, что ей надо переезжать в общежитие. Вот это была настоящая проблема. «Дерьмовая яма», — говорила Лиен, когда влипала в проблемы по самые уши.

— Я вещи собрала, — спокойно произнесла Лиен в надежде, что женщина ее услышала. Но она была занята и даже не заметила, как Лиен взяла сумку и поплелась к остановке.

Да, девчонка не хотела проблем семье. Она даже предположила вариант, что возможно родители правы и не мешало бы послушать их. Но девушка соглашалась и со своим мнением, думая, что ее решение тоже привело бы их к хорошей жизни. И почему именно в середине учебного года на Лиен это свалилось? Еще и общежитие. А ведь девчонка привыкла жить одна. Она никогда не делала комнату с кем-то, даже с братом, а уж тем более вещи! Так еще и добираться до общежития девчонке пришлось на автобусе.

Как оказалось, мать вспомнила про дочь, когда та уже была на полпути к общежитию. Взглянув на телефон, Лиен нажала на сенсор приставляя телефон к уху.

— Да, мам? — спросила вяло Лиен.

— Не забудь сказать отцу, чтобы кинул тебе немного денег на питание, — сообщила женщина, напоминая.

— Хорошо, — тихо сказала девчонка.

И мать повесила трубку. Такое ощущение, что им вообще не было дела до Лиен. Будто девчонка им чужая. А мать будто провожала ее из дому, чтобы жить втроем припеваючи. Это было обидно для Лиен. Очень обидно. Семья ее не ценила. Хотя за что ценить, когда девчонка ничего не умела и всего лишь была красивой, как с обложки журналов.

Положив сумку на асфальт, Лиен оглянулась. Да, общежитие было довольно большим. Два корпуса, огромные окна и стены темно-серого цвета. Вот это домина! Взглянув на магазин рядом с корпусами, Лиен вздохнула. Уж что-что, а девчонка боялась, что в магазин ей придется идти долго. А рядом с магазином была аптека.

Школа была расположена на равнине, везде был газон и только узкие дорожки вели к ступенькам корпусов. Деревья разных сортов украшали и придавали зеленую окраску всей территории общежития. Лиен это нравилось. Девчонка любила природу и свежий воздух. Было и то, что девчонку раздражало в этих здания и это были куча денег вложенных в них. Да, общежитие было не из дешевых, и Лиен это прекрасно понимала.

Вступив по дорожке, Лиен крепко удерживала сумку с вещами в руке. Все-таки девчонка решила не брать много вещей, хотя у нее их и не было так много. Лиен ограничивалась минимальным количеством вещей, стараясь больше тратить деньги на уход за кожей и волосами.

— Райончик из богатеньких, — оглянув большой корпус общежития, Лиен подняла голову, чтобы оценить его вместимость, затем же шагнула по ступенькам.

Отворив двери и вступив на скользкую мозайку, Лиен приоткрыла рот от удивления. Холл был большой, настолько сверкающий и чистый. Большую лестницу, ведущую наверх, украшали цветы разных сортов, на стенах из разноцветной мозайки мрамора были сделаны фигурки как украшение, а на полу стелилась бежевая плитка.

— Чем могу помочь? — обратился в девчонке довольно таки грубый дядя. Взглянув на него, Лиен сжала губы, не зная, что произнести, но затем сказала:

— Я новенькая, — достав из сумки совсем новый пропуск, показал она его мужчине.

Но договориться обо всем они не успели, так как визжание и топот ног перебили всю атмосферу спокойствия. Со второго этажа спускалась толпа девчонок, стараясь быстрее добраться до цели. Хорошо, что Лиен успела отойти в сторону, так они бы ее сбили с дороги. А вот сумка девчонки довольно таки потрепалась. Многие конечно перепрыгивали ее, но из-за одной подножки все остальные девчонки упали, образовывая горку.

Но через мгновение все стихло. Лиен показалось, что даже муравью перестали ходить, замирая в ожидании кого-то. И этим кто-то оказались семеро парней, которые вошли в холл. Мужчина вмиг глубоко поклонился, сложив одну руку за спину, а толпа девчонок приоткрыли рот, все так же пытаясь даже не дышать. Но в этот момент кто-то из толпы ойкнул, заставляя парней приостановиться. Оглянув толпу, парни усмехнулись между собой, продолжая свой путь.

И что это только что было? Как только парни скрылись на третьем этаже, все девчонки выдохнули, будто до сих пор и не дышали. А Лиен взглянула на дядю, сообщая ему, что они ушли, и он может уже не кланяться.

— Хух, — выдохнув, мужчина выпрямился. — Это когда-то меня в могилу заведет.

— А можно вопрос? — спросила Лиен, вставая рядом с дядей у стойки.

— Задавай, — деловито произнес мужчина, уже вписывая номер пропуска Лиен. — Для всех я мистер Чон. И ты меня так зови, раз собираешься тут жить.

— Ух ты, как прикольно, мистер Чон. А я Лиен, — произнесла девчонка, радуясь своему первому знакомому. — Мистер Чон, а это кто был?

— Ты про наших господ? — спросил Чон, продолжая вписывать данные Лиен.

— Да, точнее я не знаю, кто они, — тихо произнесла Лиен, почти шепотом, чтобы толпа не услышала.

— Господа, — прервался мистер Чон на мгновение, почесав подбородок, — Они самые богатые парни Кореи и наследники величайших корпораций, — мечтательно сказал Чон, вновь приступая к писанине.

— Ясно, — подобрав свой пропуск, Лиен направилась к свою новую комнату.

— Кстати, — прокричал мужчина, заставляя девчонку остановиться, — твоя комната номер двести четыре, будешь жить вместе с СаНи.

— Спасибо, — улыбнувшись, Лиен быстро направилась по ступенькам к своей комнате.

Блуждая по коридорам, девчонка немного недопоняла этот корпус. Что-то все в этом общежитии было наизнанку. Лиен даже не могла найти свою комнату. Услышав шум на улице, Лиен подошла к окну, взглянув вниз. Построив дорожку из девчонок, эти богатенькие парни шагали к своим машинам, иногда улыбаясь и махая ладонью в знак приветствия.

— Им бы еще красную дорожку либо подиум, — возмутилась Лиен, вздыхая.

А парни-то были совсем ничего. «Статные, высокие, стройные и красивые! Вот это школа!» — удивилась Лиен, продолжая поиск своего нового жилья.

Карточка книги: Равнодушие
Автор публикации No coment

Комментарии