At the wrong time...

Средняя: 3.7 (7 оценок)
Автор публикации: The_only_way
Описание:

– Относись ко мне так же, как ко всем.
– Ты же понимаешь, что это невозможно. И сама прекрасно знаешь, кто ты для меня. – Сохи дернулась назад, но Чон с силой прижал ее к себе. – И любую преграду, которая будет мешать мне сделать тебя своей – понизил голос, и девушку опять охватила паника, – я сотру в пыль. Если понадобится, уничтожу твой мир, чтобы ты нашла укрытие в моем. – почти шепотом выговаривает. Каждое его слово как клеймо, оставляет отпечаток в ее памяти.

-A A +A

Утренние лучики солнца пробудили спящую девушку ото сна. Она перевернулась на другой бок и, увидев своего мирно сопящего сына, неосознанно улыбнулась. Он забавно поморщил нос, когда лучик добрался до его лица. Девушка погладила сына по голове, перебирала пряди его черных волос, чмокнула в носик. Потом тихо выползла из постели и покинула спальню, прямиком направившись в ванную комнату. Закончив все утренние процедуры, девушка пошла на кухню.

Прежде чем открыть дверцу холодильника, она заметила прикреплённый на ней ярко-жёлтый стикер-записку и прочла содержание.

Я уехала на рынок. Сегодня должны привезти свежую рыбу из Тэгу. К обеду вернусь. Завтрак на столе. Хорошего дня. И поцелуй Минхека за меня.

Девушка посмотрела на стол с прикрытым специальной сеткой завтраком и улыбнулась. Затем набрала в чайник воды и поставила на плиту.

Она очень удивилась, когда зашла в спальню и не застала своего сына спящим. Постель заправлена, подушки аккуратно разложены у изголовья. Девушка направилась в ванную, ориентируясь по звуку льющейся воды. Когда она тихо приоткрыла дверь, то увидела своего сына на табуретке перед раковиной. Он чистил зубы, тихо напевая себе под нос какую-то незамысловатую песенку из мультика, просмотренного вчера на ночь. Девушка медленно, не создавая шума, закрыла дверь и поплелась обратно на кухню.

Чайник закипел и начал свистеть. Девушка заварила себе простой растворимый кофе, а сыну налила апельсиновый сок.

-Доброе утро, мама! — сильно обнимая бедра своей любимой мамы, прокричал мальчик.

-Доброе утро, солнце. — получив заслуженный чмок в носик, мальчик кое-как залез на стул. У него есть специальный, деревянный стул со ступеньками, но он не сидит на нем. Он же «уже большой» и «это не по-мужски, мама!» — так объяснил он, когда мама спросила, почему он отказываться сидеть на нем.

— Тетушка уехала…

— Да, на ранний рынок, и просила, чтоб я помогал и слушался тебя. — улыбнулся, показывая свои молочные зубки.

Девушка теперь поняла мотивы его таких «странных» поступков. Она обычно 15 минут тратила для того, чтоб разбудить свое чадо.

Во время завтрака маленький рассказал несколько историй из садика, посмеялся, а когда разговор дошел до девочки, которая носила кофты с длинными рукавами, он покраснел и опустил голову. Ему вдруг срочно понадобилось собрать все свои наинтереснейшие книги в рюкзак. Мальчик поблагодарил за завтрак, сполз со стула и потопал в спальню.

После уборки на кухне девушка зашла в спальню. Мальчик пытался застегнуть пуговицы кофты. Девушка села на корточки и помогла ему.

— И как же зовут эту девочку?

— Джи. — тихо ответил мальчик.

— Она тебе нравится? — очень аккуратно спрашивала девушка, приводя в порядок наряд сына.

— Она красивая… и… она дала мне конфетку. — замямлил мальчик.

— Вот как, — задумчиво протянула девушка. — Может, угостишь ее шоколадкой? — произнесла она, заставляя заблестеть глазки напротив.

Весна, безупречная погода и цветы на деревьях. Приятный ветерок щекотал щеки. В подобные мгновения хотелось набрать воздуха в легкие побольше и не выдыхать, сохраняя все эти ощущения в себе.

— Мам, мам смотри, виссня зацвела! — мальчик указывал на дерево, укутанное в розовый плед.

— Минхек, — девушка села на корточки и посмотрела на своего сына. — Повтори виш-ня. — отчетливо проговорила брюнетка.

— Вишня. — повторил ребенок.

— Молодец. — она встала и продолжила свой путь, по пути разговаривая со своим сыном на разные темы. В этом возрасте все дети интересуются всем чем можно и чем нельзя.

— Вот мы и пришли. — наклонилась и поцеловала его в носик. Он слишком похож на него. Непривычно большой, но милый нос, блестящие глаза и даже вздутые мешки под глазами. Пальцы с красивыми ногтями, кожа белая и гладкая. У него даже родинка на шее как у своего отца. Когда девушка подумала о нем, по ее коже прошелся холодок. Она невольно зажмурилась.

— Мам, ты сегодня меня заберёшь? — хлопая густыми ресницами, спросил мальчик.

— Прости, сегодня мама не может. — Немного задумавшись, добавила, — Но в эти выходные мы сходим в зоопарк, обещаю. — поправила его волосы и отправила к группе маленьких детей.

Посмотрела на наручные часы, затем побежала к остановке. В общественном транспорте душно, много народу. Все спешили кто куда. Некоторые не могли оторваться от телефона, некоторые от книг. У всех свои заботы и проблемы. Если для школьника жизнь текла слишком медленно, то для абитуриентов не хватали 24 часа в сутки, не помешало бы еще парочку.

Старшее поколение не понимали выходки младших. А подростки не терпели нравоучения старших.

Жизнь кипела, и никто даже не думал остановиться на минутку, чтобы оглядеться по сторонам и полюбоваться окружающим миром. Слишком много забот и рамок.

Мир интересен. Особенно со стороны.

Нужная остановка, брюнетка выпрыгнула из автобуса и побежала к зданию.

Опять та же дорога, опять те же коридоры, опять те же стены с довольно вызывающими картинами. Все вокруг в темных тонах. Попав сюда, не по своей воле начинал задумываться о своих проблемах.

На дворе 21 век. Век разврата, проблем и денег. Каждый чем-то страдал. Есть те, кто показывал свои проблемы, и есть те, кто не выставлял их напоказ. Но они у всех, безусловно, имелись.

Чуть задыхаясь, девушка зашла в свой кабинет, оставила сумку и обратно пошла в зал. Весь персонал и работники стояли в строю.

— Я сильно опоздала? — шепотом спросила у девушки, стоящей рядом.

— Нет, все нормально. Он сам вчера ночью пришел и всех застал врасплох. Уже десятерых уволил. Сохи, мне кажется, я буду одиннадцатой. — чуть дрожа ответила девушка.

Она являлась секретарем бывшего босса, и все знали какими делами она занималась. Явно не зарабатывала себе на жизнь, сидя за компьютером.

Все работники стояли в четыре ряда. Естественно, те, кто занимал высокие должности, такие как секретарь, бухгалтер и начальник охраны, стояли первыми. Во втором ряду, за спиной начальства, устроилась вся охрана. Их где-то около пятидесяти. Мускулистые, здорово накаченные мужчины. Потом шли официанты, бармены и диджеи. А совсем в конце стояли уборщицы.

Сегодня первый день нового начальства. Все дрожали. Все боялись, что могли всплыть все их хорошо скрытые «грехи». Ведь у каждого было, что скрывать.

Дверь кабинета начальника открылась, и у всего персонала сердце пропустило удар.

Черные лакированные туфли на белом фоне паркета, ровные, уверенные шаги, черные классические брюки, прилегающие и подчеркивающие мощные бедра. Правая рука занята дорогим телефоном, левая поправляет воротник белоснежной рубашки. Одни запонки стояли кучу денег, а часы так и кричат своим видом о цене. Широкие плечи и мужественная шея, рельеф мышц, выглядывающиеся из-за белой ткани рубашки, волосы аккуратно уложены.

Он подошел к центру зала и повернулся к подчинённым. Сохи подняла взгляд, и ее охватил шок, кислород застыл в горле.

— Не может быть. — крутился в ее голове. Ее ноги подкашивались, пальцы предательски тряслись. Паника плотно накрывала с головой. Сохи спрятала руки за спиной и опустила голову вниз. — Лишь бы не узнал!

На персонал Чон смотрел как-то привычно и даже со скукой, а вместе с тем и с оттенком некоторого высокомерного пренебрежения, как на людей низшего положения и развития, с которыми ему не о чем говорить. Даже образованный и довольно самоуверенный человек терялся, чувствуя себя ничтожеством. Он создан для того, чтобы являться начальником, его место лишь в верхушке общества. Все его действия, жесты, ухмылки и слова с каждой секундой доказывали, кто ты, и где твое место.

— Наверно, все знают, кто я. — Сохи поежилась. Его голос проходил через все тело, затрагивал стержень живности и выворачивал все нутро наизнанку. — Так что необязательно заново представляться. — в эту минуту уши Сохи заложило. Она не слышала, что он говорил. Как будто все его слова проходили через огромную толщу воды и никак не могли достучаться до ее разума. Она попыталась взять себя в руки, но с первого раза не получилось. Пришлось потрудиться, чтобы услышать продолжение его речи. Он говорил о грядущем сокращении.

— Я побеседую с каждым. Будете заходить по очереди. Секретарь, зайдите сразу с увольнительным письмом. — девушка рядом с Сохи шумно вздохнула. — Тебя, — смотря на Сохи, сказал новый начальник, — жду последней. — она подняла голову и встретилась с его взглядом. Он узнал ее, все ее глупые надежды остаться в тени разрушились в один миг.

— Да. — еле слышно ответила брюнетка. Ее собственный голос раздался в голове эхом. Это конец.

Все разошлись.

***

Брюнетка сидела у себя в кабинете и ждала, как заключенный, свой приговор. Нервно кусала губу (дурацкая привычка — всегда пыталась заглушить панику физической болью). И это, как всегда, не помогало.

Нахмурившись, она долго размышляла. Со временем мысли полностью охватили ее. Она своим аккуратным почерком написала письмо об увольнении и теперь анализировала имеющийся семейный бюджет. Хватит лишь на месяц, и это еще не учитывая аренду за квартиру. Сохи поняла всю плачевность ситуации. С ее образованием сложно, практически невозможно, будет найти работу с приличной зарплатой, но оставаться здесь она тоже не могла.

Уборщицы время от времени делились самыми горячими новостями. Он за шесть часов успел уволить почти половину персонала. Весь клуб был окутан некой напряженной, давящей атмосферой. Абсолютно все выходили из его кабинета подавленными, сломленными, с мыслью о своей никчемности. Его взгляд проникал глубже положенного, доставал до самого нутра. Как никто другой он знал, как надо манипулировать людьми, куда нажать, чтоб было больнее и заставить стать его верным псом.
Это у него в крови.

Уже 6 часов вечера, она посмотрела на конверт, лежащий на столе, затем на часы. Протянула руку к письму, но невидимые оковы помешали дотянуться до конверта, и она, приняв свое поражение, вышла из кабинета, оставив белый конверт на месте. Тихо стучит, зато сердце готово выпрыгнуть из груди, и, услышав уверенное, – Войдите, –открыла дверь и зашла.

Он сидел на кожаном кресле. Все в темных тонах, дорогие сувениры и картины на стенах. Все как положено.

Сохи сделала несколько шагов и поклонилась.

— Сядь. — приказал. Он не поднимал глаза и изучал какие-то документы. Брюнетка молча выполнила его приказ. Молчанье длилось, напряжение возрастало. С каждой секундой сделать следующий вдох девушке становилось все сложнее — от волнения воздух словно становился липким.

— Итак, Сохи, у тебя среднее образование? — холодным тоном спросил Чонгук. Он поднимает голову лучше бы он этого не делал, увидел ее запуганный вид, бегающие глаза, которые внимательно изучали собственные пальцы, плечи, что еле заметно дергались. Мозг Чонгука забыл, что такое рациональное мышление. Сколько он искал, сколько ждал и совсем не думал, что встретит ее при таких обстоятельствах.

— Да. — осевшим голосом ответила Сохи. Она не осмеливалась поднимать взгляд на него, а он за это время внимательно изучил ее внешний вид. Губы, которые он когда-то терзал, руки, которые отчаянно пытались остановить его, и ее маленькое тело, которое вздрагивало после каждого мучительного толчка.

— Но ты же училась? — он опять постарался выглядеть отстранено, но внутри все сжималось, образовывая комок нервов, который остро реагировал на любые раздражители.

— Я не смогла окончить университет. — тихо пробубнила. Боялась даже подумать о том, что он мог задать вопрос о причине. Но ее мольбы были услышаны Богом. Впервые за долгие годы она смогла наконец-то достучаться до него, и напомнить о своем существовании.

— Почему ты работаешь в таком месте? Насколько мне помнится, ты презирала такие заведения и людей, которые посещали такие места. — с ухмылкой проговорил Чонгук. Ядовитая ухмылка на устах, боль внутри. Он внимательно изучал девушку, почти детально запоминал ее внешний вид. Он так сильно хотел заглянуть ей в глаза, хотел дотронуться и убедиться в том, что она не плод его больной фантазии. Ведь она наконец-то появилась в его жизни, теперь он точно ее не отпустит. Будет рвать плоть, крошить кости, сдирать кожу, но не отпустит. Не станет давить, пустит (ненадолго) все на самотек, а потом, когда появиться возможность, просто сделает ее своей. Он никуда не торопится. Свое он возьмет по-любому.

— Жизнь заставила. — честно ответила девушка.

— Я тут посмотрел твой контракт с бывшим владельцем клуба, — девушка наконец-то подняла голову, — я, естественно, внесу изменения. — брюнетка громко сглотнула. -Тут сказано, что ты не работаешь по ночам. Извини, но теперь придется.

— Чонг… Эм… Господин, я не могу…

— Почему?

— Из-за ряда причин я должна ночевать дома.

— Из-за каких это причин? Тут сказано, что ты не замужем. — он сжал зубы. Даже думать не хотел, что она может быть с другим.

— Я не замужем, но все равно не могу согласится.

Он ликовал. Пугающая ухмылка появилась на его устах.

— Хм. Ладно. — его спокойствие пугало девушку. — С сегодняшнего дня вся бухгалтерия будет проходить через меня, а ты станешь моей личной секретаршей. — ей ничего не оставалось, кроме как согласится.

Как только дверь закрылась за спиной девушки, Чонгук откинулся на спинку кресла и ослабил галстук. Опрокинув голову, он закрыл глаза. Его губы растянулись в глупой улыбке. Он наконец-то нашел ее, она, черт возьми, теперь рядом. Это чувство опустошённости, образовавшееся в нем после ее исчезновения, не мог заполнить никто. Он все эти годы топил себя в чужих телах, в алкоголе, но черная дыра внутри никуда не исчезала. Он нашел другой выход, всерьез взялся за работу и трон, оставленный отцом. Ведь самое эффективное средство — это занять себя чем-то. За последние годы он преуспел в мафиозных делах в Японии и смог внедрить свой бизнес в рынок Кореи. Теперь он превратился в одного из самых влиятельных людей Японии, которому слово поперёк сказать боятся главы криминальных Домов востока. Этот факт способствовал расширению его бизнеса за границей.
Но, несмотря на такую нагрузку, ответственность, давящую на плечи, почти круглосуточную занятость, когда он оставался один, перед его взором возникал один и тот же образ. Девушка с очень красивой внешностью, выразительными глазами, тоненьким голоском. Та, которая приносила боль своим отсутствием.

Чонгук выпрямился, поправил галстук и взял телефон со стола.

— Да, слушаю. — сразу после первого гудка ответил басистый голос.

— Ви, возвращайся в строй. Поиски отменяются. — привычно стальным голосом сказал Чонгук. Теперь на его лице не было даже намека на улыбку.

— Что?

— Я нашел ее. Ты не справился с задачей. — на другом конце провода Тэхен рыкнул — последние слова Чона задели его.

— Как скажешь. — услышав ответ, Чон сбросил звонок и приступил к работе.

***

4 часа дня
Япония.
Хатиодзи. Гора Такао, храм Якуо-ин.

Тэхен нервно матерится на корейском, положив телефон на низкий стол, обратился к старой женщине в белом кимоно, только теперь на японском языке.

— Так вы говорите, что она была здесь. — Тэхен несколько раз стукнул по фотографии, а потом придвинул ее к женщине.

— Да, несколько лет назад она пришла к нам, — женщина говорила спокойно. Она взяла фотографию в руки и смотрела на идеальное лицо девушки. Тэхен теперь слушал внимательно, даже чуть наклонил голову.

— А когда она именно посетила этот храм? — спросил Тэхен.

— В год тигра. Я ей тогда еще гадала, ее сына ждет большой успех.

— Сына? У нее был ребенок? — заинтересованность возрастала. Он взглядом бегал по морщинистому лицу женщины. Он в уме уже просчитал, что она была здесь четыре года назад, он отчаянно в своей памяти искал информацию о ребенке, но ни Чонгук, ни Джин не говорили о нем.

— Она была беременна, когда пришла к нам. Я сама принимала ее роды. Бедняга долго мучилась, схватки длились трое суток. Я уже думала, что она не выдержит. Но она родила славного мальчика, с меткой удачи на спине. — уголки ее губ приподнялись. В голове Тэхена ничего не укладывалось, он просто бережно сохранил эту информацию и решил, что стоит об этом поговорить с Джином.

— А потом что произошло? — Тэхен уже поднимался на ноги. Он собрал достаточно, наверное, уже ненужной информации.

— Через несколько месяцев она покинула храм. После этого мы больше не встречались. — отдавая фотографию, женщина закончила разговор.

Комментарии